01:42 

Красавцы и чудовища, часть 2, гл. 8-9

vlad.
Собственно, это всё
(Какая?) тропинка завела нас…


– А-а-а-алекс!!!
Мерлинова задница, это ж надо так…
– А-а-а, что теперь де-елать?!! – заорала Кэти. То ли неизвестно, живому ли еще Алексу, то ли кому-то повыше.

Что сто пятьдесят фунтов, несущихся с высоты двух-трех миль с ускорением свободного падения, не удержит никакая магическая подушка, Кэти не сомневалась. И на спонтанный магический выброс лучше не рассчитывать – у взрослых не всегда срабатывает, особенно если этот взрослый не мечется в панике, а спокойно (ну… почти спокойно) обдумывает варианты. Что еще можно сделать? Так, стоп! Аппарировать она точно может!
Но… Где Алекс? Он вообще успел выпрыгнуть, или пожертвовал собой, стараясь спасти?..

Тут ее размышления – и падение заодно – грубо прервали, схватив поперек туловища… кажется, огромными когтями! От боли дыхание перехватило. Кэти показалось, что она услышала хруст ломавшихся ребер.
– Мамочки, – пискнула, а потом только постанывала и повизгивала – то ли от боли, то ли от ужаса.

Земля все еще приближалась – но уже гораздо медленнее. А шум над головой больше всего напоминал движения огромных крыльев. В глазах то и дело темнело, дыхание перехватывало, а все тело, казалось, скручивало в штопор – прямо как при аппарации или путешествии через портал. Но Кэти еще ни разу не носила в когтях огромная летающая чертовщина, поэтому разобраться, что именно происходит, она не могла.

Посадка получилась сравнительно мягкой (но не для каблука левой туфли). Сжимавшие бока лапы разжались, и Кэти, не удержавшись, упала на колени. Так, чулки тоже можно выбросить.

***

Тварь, которая ее сюда притащила, приземлилась на другом краю поляны. Кэти таращилась на нее, удивляясь своему спокойствию… Или она просто впала в ступор? Черт возьми, впадешь тут! Крылатое чудовище с тремя огромными – кажется, змеиными – головами. Или все-таки драконьими? Но у некоторых змей тоже встречаются ороговевшие наросты на голове. Зато хвост явно змеиный – слишком гладкий для дракона. И лап четыре, а не две, как у большинства доживших до наших дней видов. Кэти попыталась вспомнить хоть одного с шестью конечностями, но не смогла. Хотя… «классификация магических существ» никогда не была ее любимой темой. А о трехголовых драконах в учебнике точно не упоминалось, она бы запомнила. Мерлин, он чем она только думает в такой момент?!

– С тобой все нормально? – спросила средняя голова… на парселтанге?!
– Все хорошо, – тоже на змеином языке, машинально ответила Кэти. И эта дурацкая фраза точно прорвала непрочную стену логики и спокойствия, до сих пор не дававшую ей впасть в истерику. – Нормально?! Да это же… pizdetz! – заорала она. – Все просто pisdetz!
Трехголовый змееуст (Да кто же он такой, чтоб его?!) издал странный звук. Если бы Кэти хоть не секунду могла представить себе смеющуюся змею (или дракона?), она бы сказала, что он засмеялся. Потом крутнулся на месте, на мгновенье скрывшись в облаке земли, вырванной с корнем травы и прошлогодних листьев. И пропал, оставив на месте себя неглубокую воронку и лежавшего там голого человека.
– Алекс?!
– Он самый… – он все еще говорил на змеином языке – то ли для того, чтобы Кэти точно ему поверила, то ли… не до конца перевоплотился? Но из кого? Кем он только что был?!

Вывернутые наизнанку – судя по ощущениям – ребра напомнили о себе. Надо бы их заживляющим… Палочка! Кэти почти в ужасе схватилась за левое запястье и тут же облегченно выдохнула: здесь! Цела. Ну, хоть что-то в порядке.
Теперь надо бы задрать платье… Она снова взглянула на Алекса: тот лежал, почти уткнувшись носом в колени. Плечи его то и дело подергивались, будто он все еще пытался взмахнуть крыльями. Ладно, с ним потом разберется, а сейчас… Осторожно потянула подол вверх и почти удивилась, не обнаружив ни торчащих наружу ребер, ни выглядывающих из-под них внутренностей. Даже не сломаны оказались – всего лишь пара царапин, довольно глубоких, но обычное заживляющее подойдет.
Лечить себя было неудобно и муторно, но ничего, как-то справилась. Теперь бы чулки… А, проще выбросить. Хотя нет, один можно повязать вокруг пояса – чтобы прикрыть порванные когтями чудища места. Осталось поправить только разрез по правому боку, что из короткого, не больше дюйма, превратился в «сексуальный». Точнее, «порнографический» – почти до пояса.
Алекс все еще лежал, свернувшись, но хоть трястись перестал. Может, ему тоже нужна помощь? Тогда к черту платье, не падает – и ладно. Руки у Кэти дрожали, тошнило, кружилась голова. На два заклинания сил вряд ли хватит, а лечебное – намного важнее.
– Алекс? Ты... что с тобой? – она присела рядом, осторожно коснулась плеча – гладкого и неестественно горячего. Мерлин, что же с ним такое? А если ее знаний не хватит, чтобы помочь?
– Надо понять, где мы оказались, – сказал он. Как ни странно – по-английски и даже почти спокойно.
– А что, есть варианты? – не поняла его Кэти. Вряд ли они успели далеко улететь. Значит, где-то в окрестностях города.
– Еще как есть. – Он сел, потер руками виски. – Я умею быстро пролетать большие расстояния. Ну, вроде как фестралы это делают…
– Что-то вроде ваших порталов?
– Именно. Только обычно я это делаю сознательно – впрочем, как и перевоплощаюсь. А сейчас все произошло слишком уж быстро.

Алекс поднялся на ноги, потянулся. Кэти беззастенчиво его разглядывала: широкие плечи, почти безволосая грудь, плоский живот… От пупка и ниже – тонкая темная полоска, так и хочется провести кончиками пальцев, пригладить…
Он перехватил ее взгляд, усмехнулся:
– Ну как? Нравится?
– Хорошо выглядишь, – отвесила ему Кэти стандартный комплимент. На него и правда было приятно посмотреть, даже учитывая, насколько неподходящим был момент, чтобы вот так, откровенно, любоваться. Таких красавцев лучше разглядывать в музее… это если мраморные. Но и живых – как минимум в спальне, в паре шагов от удобного и широкого ложа. А не стоя посреди леса в туфлях разной высоты. Кстати, раз уж Алексу не нужна помощь, это стоит исправить… Кэти взмахнула палочкой: так, каблук на месте. Но стоять все равно было неудобно: острые шпильки проваливались в мягкую землю. Лучше уж совсем их отрезать. Вот, теперь хорошо.

– И все-таки: какая у тебя анимагическая форма? – спросила, не удержалась. Интересно же? Дракон, говорящий на парселтанге… Всегда считала, что такого не бывает!
– «Дополнительная форма», – поправил он.
Кэти только плечами пожала: какая разница.
Он усмехнулся:
– Любопытной Варваре… Ну ладно, слушай! Моя дополнительная, или, как ты самокритично выразилась, «анимагическая» форма… – он сделал театральную паузу, видимо, ожидая ее нетерпеливого «Какая же?» И Кэти ему подыграла:
– Ну-у?
– Человек.
– Что?! То есть, ты не маг-змееуст, который превращается в трехголовую летающую хрено… змею, а?..
– Верно. Я трехголовый змей, который, когда считает нужным, превращается в человека. Эй, что с тобой?

То ли последнее заклинание забрало слишком много сил, то ли просто так совпало, но, стоило опустить палочку – и живот пронзила острая боль. Кэти присела, а после нового приступа боли и вовсе растянулась на земле.
– У-у-у…
– Что с тобой? – встревоженное лицо Алекса то приближалось, то отдалялось, теряло очертания – как фотография, с которой играешь, используя разные фильтры.
– Живо-от, – простонала она. – Больно… очень…
– Где именно болит? Можешь показать? Здесь? – он нажал где-то справа. Было больно, но не хуже, чем до сих пор.
– Везде, – почти безразлично ответила Кэти. Она попробовала подняться, но тут же снова опустилась на траву. Да что с ней такое? Она же залечила царапины! Может, этот змей чертов ей что-то там повредил? Где-то глубоко, куда она не дотянулась заживляющим? И теперь...
– Не могу, – помотала она головой. – Мне плохо. Ы-ы-ы... – слезы безудержно покатились по щекам, пришлось пару раз шмыгнуть носом, чтобы отпустило. Но от новой вспышки боли и тяжести под ложечкой это не помогло.

Алекс вздохнул:
– И что теперь с тобой делать?.. – Немного подумал и, кажется, его осенило: – Так! Что ты там ела? Ну, в казино?
– Не помню. Мясо какое-то в булке. Мне казалось, оно свежее.
– Ясен пень, свежее. Только вчера по помойке бегало и мяукало.

Кэти всегда считала себя на редкость уравновешенным человеком. Учись она в Хогвартсе, Шляпа вполне могла отправить ее, змееуста и потомка Слизерина, в Хаффлпафф. Но тут она вдруг так ясно представила себе Фаруха – как тот, прямо в своем дорогом костюме, бегает по помойке за кошками, а потом в компании светловолосой барменши их разделывает, – что ее вывернуло прямо на траву.
Алекс удовлетворенно кивнул:
– Так, желудок прочистили. Теперь не помрешь… по крайней мере, сразу. Кстати, испепелить меня можно разве что Адским пламенем, а никак не взглядом злющей, шмыгающей носом девицы.

Но почему после каждого хорошего дела ему обязательно надо сказать гадость?! Больше всего Кэти хотелось выругаться – как Андрюша, длинно и «многоэтажно», но сил не было. И она только прошипела на парселтанге:
– Да пошел ты, придурок, со своими шутками. – Уже собралась добавить, куда именно, но...
– Стоп! – заорал вдруг Алекс, и Кэти умолкла – больше от удивления. Что это с ним? – Подумай немного, прежде чем продолжить.
– Но...
– Подумай, что именно ты хочешь мне приказать, – теперь голос Алекса звучал мягко… прямо как у магистра Джеремии, когда тот готовился устроить очередной разнос. Но сейчас-то она что сделала?!
– Приказать? Тебе?
– Девочка… только не говори, что ты – ведьма, змееуст, сестра Темного Лорда, наконец, – этого не знаешь?!
– Да чего? – Как же он надоел своими переходами от спокойных, даже вкрадчивых интонаций, к воплям!
– Змея не может не выполнить приказа волшебника, отданного на ее языке, – снова спокойно и как-то устало пояснил Алекс.
– Ой! Но я и правда не знала… Извини…

Его «Ничего, бывает» прозвучало без малейшего сарказма, примирительно даже. И продолжил Алекс куда спокойнее:
– Лучше давай еще раз подумаем, куда нас занесло. Ты все еще чувствуешь Тварь?
Кэти прислушалась к себе и неуверенно кивнула.
– Там, – указала куда-то в сторону.
– Далеко?
– Да. Очень.
Алекс покрутился возле дерева, взглянул в ту сторону, куда Кэти указывала, потом в противоположную. Покачал головой:
– Черта с два тут определишь, тем более, ночью. Куда же я мог?.. Хотя… Слушай, вот ты, если бы ничего не соображала и могла только сбежать, куда бы рванула?

Куда бы она отправилась? Первая мысль была «К Тому». Да, именно к нему. Он бы точно помог, неизвестно как, но помог бы. Он… или магистр Джеремия. Но оказаться рядом с ними она могла, только аппарировав, а ни в Хогвартс, ни в Снукволми так не попадешь. Зато…
– Домой. Я бы аппарировала домой.
К родителям. Конечно, они – магл и почти необученная ведьма – не смогли бы ничем помочь вляпавшейся в очередное «приключение» доченьке, зато обняли бы, пожалели… а дальше уж она сама справится.
– Умница, девочка, – кивнул Алекс. – Именно: домой. Так что поднимайся и пойдем.
– Куда? – спросила и тут же прикусила язык, опасаясь услышать то же, что в вертолете. Но Алекс грубить не стал, наоборот – улыбнулся:
– Ко мне в гости. В самую настоящую пещеру дракона. В общем, «почувствуй себя принцессой».

***

Чувствовать себя принцессой Кэти было бы легче, если бы она ехала по этому лесу (довольно густому и, судя по преобладающей флоре, явно южному) в карете, а не тащилась вслед за Алексом, стараясь не опускать взгляд ниже его плеч… лопаток… поясницы… А, ну его к черту, это он голышом ходит – он и должен смущаться, а не она!

К счастью, вход в пещеру был недалеко. Радуясь, что никогда не страдала клаустрофобией, Кэти протиснулась внутрь через узкое – только боком и пройти – «бутылочное горлышко».
– Уф-ф, пролезли. А я уже и забыл, как тут темно.
– Люмос! – нельзя сказать, что сильно посветлело. – Люмос макси…
– Здесь где-то факелы были. Зажжешь?
«А сам?» – почти вырвалось у нее. Если он анимаг, пусть даже «наоборот» – значит, наверняка волшебник. Но напрашиваться на ссору не хотелось. Махнула палочкой, и ближайший факел вспыхнул, осветив довольно просторную пещеру. У дальней стены что-то темнело. То ли кровать, то ли лавка, то ли большой сундук. А рядом… Похоже на полки с «делами», как в старых, докомпьютерной эпохи, архивах…
– И где твои сокровища? А, «дракон»?
– Да все здесь… – Алекс махнул факелом, осветив полки и стоявшие на них…
– Это что, старые пластинки?!
Он пожал плечами:
– У каждого приличного дракона должна быть коллекция чего-нибудь. Здесь еще и проигрыватель был. Инерционка, даже без электричества работает.
– Но ведь ты все-таки не дракон, – уточнила Кэти.
– Правильно, – не стал отрицать Алекс. – Я круче.
Она вытащила первую попавшуюся пластинку и так и ахнула:
– «Дорогому другу Алексу»? Нет, правда?! Ты что, знал Луи Армстронга?
– Кого я только не знал, – без малейшего энтузиазма ответил «дорогой друг». Приподнял крышку сундука-кровати. – Черт, тут точно валялось что-то из одежды. Надеюсь, оно еще не сгнило – в последний раз я сюда заглядывал лет двадцать назад.
Кэти отложила пластинку, огляделась… вдруг только сейчас осознав, что она действительно в настоящей (кому рассказать – не поверят!) драконьей пещере. В чертовой драконьей пещере где-то на краю света, в рваном платье и сломанных туфлях, наедине с голым мужиком.

Одежда действительно нашлась – вполне крепкая кожаная куртка, сильно потрепанные джинсы, несколько футболок с яркими надписями – логотипами известных фирм, и – как ни странно – очень приличный костюм, только почему-то ярко-красного цвета. Алекс встряхнул несколько запылившуюся рубашку… и воротник остался у него в руках.
– Ну, твою же… Долбаное «мэйд ин чайна»!
С остальными вещами он обращался аккуратнее, и они, вроде, рассыпаться не собирались.
– Ну что ты стоишь, одевайся, – поторопила Кэти. Не то чтобы ей надоело смотреть на задни… плечи и торс Алекса и воображать всякое, но… вдруг этот гад летучий еще и мысли читает? Раз уж он анимаг и змееуст, что ему мешает оказаться еще и легиллиментом?
– Это старье? – кивнул он на костюм. – Да еще без рубашки? Засмеют.

– А так не засмеют? – уточнила Кэти парой минут спустя, когда он влез в джинсы («Надо же, за столько лет ни на дюйм не поправился!» – завистливо отметила она), натянул футболку и застегнул под самое горло куртку.
– Так тоже… Блин, «Меня зовут Марти Макфлай, и я приехал из прошлого! Где моя летающая машина?»
– На штрафстоянке, – напомнила ему Кэти, но этот придурок почему-то расхохотался. Окинул ее взглядом:
– А ты хоть пиджак набрось, а то выглядишь, как… – Уточнять, как именно, не стал, только поморщился.
Кэти тут же послушалась. Пиджак оказался чуть длиннее остатков платья, но голые ноги с наливающимися синяками все равно смотрелись до ужаса, вызывающе… голыми.
– Дурдом на выгуле…– хмыкнул Алекс. – Вернее, порностудия на плэнере. Меня первый же мент арестует – если не как насильника, то как сутенера.
Она вздохнула:
– М-да… Лучше бы ты джинсы коллекционировал. Хотя…

То ли она успела отдохнуть, пока топала по лесу, то ли дело было в самой пещере, но Кэти больше не чувствовала себя как выжатый лимон. Пожалуй, сейчас бы ее хватило не только на починку безнадежно испорченной одежды. Взмахнула палочкой, вмиг оказавшись в привычных джинсах и рубашке. Так-то лучше. Туфли можно пока вообще сбросить. С тревогой взглянула на Алекса: а вдруг опять будет бурчать? Но тот только плечами пожал:
– Ничего, развлекайся. Здесь, в пещере, магия вообще не отслеживается – так же, как в Темноводной. А вот по возвращении… Ладно, оставим все неприятности на утро.

***

На утро решили отложить и возвращение в город. Не все ли равно, где ночевать?

Теперь, когда три составленных вместе факела изображали костер и тихо играла музыка, в пещере стало даже уютно. Алекс прилег на крышку сундука, поерзал, стараясь устроиться поудобнее, чертыхнулся.
– Приподнимись, – Кэти взмахнула палочкой, наколдовав матрас.
– Ого… Круто. А ты спать будешь? – он подвинулся, освобождая место у стенки.
– C тобой?
Глупый вопрос, на самом деле: другой кровати все равно нет. Но вдруг Алекс имел в виду что-то еще? Кто знает, какие планы у этого змея на заявившуюся к нему в пещеру наивную (пусть и только по его мнению) «принцессу»?
Рядом со мной. Но твой вариант мне тоже нравится.
По его тону трудно было понять, шутит или нет. Впрочем, Кэти слишком устала, чтобы шутить или понимать юмор.
– А мне – нет, – проворчала, но все-таки вытянулась рядом. На нормальное одеяло ее уже не хватило: пришлось выбирать между его толщиной и длительностью заклинания, и получившийся тонкий плед почти не грел. Кэти отвернулась к стене, но, когда Алекс обнял ее, прижал к себе, пробормотав: «Так теплее», – отстраняться не стала. И правда ведь теплее…

***

– И часто ты превращаешься в человека? – спросила Кэти, когда ей надоело считать овец, гномов и гиппогрифов, а еще мысленно дорисовывать лепестки и листья к узору из мелких трещин на стене (ужасно похожему на схему проводящих пучков гигантской росянки).
– Иногда. Если, скажем, захочется погулять, выпить; или нужно тварь какую-нибудь поймать; или бестолковую девицу в школу проводить…
– Или вертолет угнать?
– И это тоже. Или ночь с развратными женщинами провести. Женщин моего вида, знаешь ли, не существует. Вот и приходится довольствоваться… всякими. А кстати, – Алекс приподнялся на локте, смерил Кэти взглядом, и она с трудом подавила желание натянуть плед до самого подбородка, а то и спрятаться под него с головой. – Тебе же все равно не спится? Может, не будем терять время?
– Еще как спится, – буркнула она, снова отворачиваясь. Соврала, конечно: сна не было ни в одном глазу. Да и новый вопрос покоя не давал. Но Кэти боялась даже представить себе, что ответит Алекс, если она все-таки ляпнет: «А как тогда ваш вид размножается?»
И она старательно молчала… Молчала… пока не заснула.


Скелеты из шкафа

Проснулась Кэти одна. Полежала, прислушиваясь и отгоняя глупую мысль, что ей не хватает согревавшего ее всю ночь живого тепла. Не хватает запаха Алекса, его дыхания, обнимавшей ее руки… Мерлин, да что с ней такое? Не то, чтобы она до сих пор не проводила ночи не одна… ладно, в походах, в спальных мешках – не в счет. И с братьями – тоже. После тех ночей было только желание поскорее влиться в новый день: в шум леса и вялые переругивания – чья очередь готовить завтрак; или же в завывающий за стенами ветер, скрип лестницы под шагами отца («Вставайте, сони! Кэти, и ты здесь? Опять? Взрослая же девушка, и когда поумнеешь?») и запах свежей сдобы.
Чего с ней раньше никогда не было – это сожаления, что ночь так быстро закончилась, и всплывшей было, но тут же с позором изгнанной мысли: а может, стоило согласиться на предложение Алекса?

– Проснулась уже? Доброе утро.
Ага, «вспомни боггарта», вернее, непонятную летающую змеюку, а она уже стоит рядом и лыбится доброжелательно, вгоняя в краску голым торсом и запахом влажной кожи и волос. Знать бы, что он точно не легиллимент! Вернее, хоть бы он оказался не легиллиментом, а то…
– А оно доброе?
– Почему бы и нет? Солнышко светит, травка зеленеет, ребята из отдела безопасности Центрального Совета до нас пока не добрались, несмотря на то, что ты вчера устроила. Есть хочешь? – добавил он прежде, чем Кэти взвилась: «Я устроила?!»
– Еще как.
– Ах да, я и забыл – ты всегда есть хочешь, – усмехнулся Алекс и, наткнувшись на ее возмущенный взгляд: «Всегда? Ну, знаешь! После таких приключений кто угодно бы захотел!» – расхохотался так громко и заразительно, что Кэти сама не выдержала, улыбнулась.

– Теперь я знаю, что случалось с похищенными драконами девственницами, которых никто не спешил выручать, – бормотала Кэти, осторожно выкапывая грибницу хинки. С предложением Алекса: спуститься в долину (часа три по лесу) и позавтракать там – она не согласилась, предложила хотя бы заморить червячка прямо возле пещеры, раз уж ему повезло оказаться здесь в это время года, причем в компании неглупого и знающего герболога.
– И что же?
– Они умирали. От голода.
– Поверь мне, любой дракон может предложить похищенной им девственнице массу куда более интересных способов умереть, – ответил он и мрачно взглянул исподлобья, как и положено разгневанному дракону… или змею, в чьих владениях нагло распоряжается незванная девственн… гостья.
– Будешь? – Кэти протянула ему грибницу.
– Ага… Блин, что это?! Что за хрень?! – так и подпрыгнул он, в секунду превратившись из загадочного существа в обалдевшего парня, в руках у которого оказалось нечто, похожее на толстую извивающуюся гусеницу дюймов пяти длиной. Из складок ее тушки то и дело высовывались теплочувствительные усики, до того напоминающие глаза, что даже привычной к такой флоре Кэти иногда не по себе становилось. Пришлось объяснить, что это.
– Эту… штуковину что, так и едят? Живой?
– Она не более живая, чем свежее яблоко. Это же растение. Правда, им особо не наешься: белка почти нет, одна клетчатка, – добавила со вздохом. – Наши девчонки их перед выпускным ведрами заказывали, чтобы похудеть и в платья влезть… Ну, хочешь – поджарь, раз такой нервный, – посоветовала, заметив, что Алекс так и держит «гусеницу» на вытянутой руке, не решаясь не то что откусить, но и поднести поближе.
– И правда, на яблоко похоже, – удивился он, все-таки рискнув попробовать. – На весеннее, что всю зиму пролежало и увяло слегка. Вот так живешь и не знаешь, что «грибы с глазами» – не шутка нифига… А это что? Тоже разновидность местной морковки? – он поймал тонкое, похожее на веточку с едва наметившимися листочками, создание.
– Это лукотрус. Магическое животное, на самом деле. И их не едят.
– Точно? – усмехнулся Алекс. – А название такое вкусное… Ай, колется, – отдернул руку и сердито взглянул на рассмеявшуюся Кэти: «Предупреждать надо!»
– Удивительно, что он так далеко на юг забрался, – покачала головой Кэти. – В Германии они точно встречаются, ну и во Франции кое-где. Но чтобы на Северном Кавказе… Мы же сейчас там, да?
Алекс кивнул, не забыв уточнить, почему она так решила.
– А этот вид хинки больше нигде не растет, – она кивнула на полупрозрачную, похожую на струйку пара веточку, в футе от земли увенчанную белесой шишкой. Сейчас, днем, она погасла, но в темноте, помнится, светилась неярким зеленоватым огоньком.
– То есть, ты всегда по растениям сможешь определить, где именно мы находимся? – удивился он.
– По обычным – плюс-минус сотня миль. Если они, конечно, не специфичны для данной местности. А по магическим – намного точнее, – не утерпела она, чтобы не похвастаться.

***

Об особенностях размножения трехголовых змеев Кэти все-таки спросила, не удержалась. Алекс тут же поперхнулся «гусеницей».
– А тебе зачем? Неужели хочешь поучаствовать? – в упор уставился на нее. Вот же, так и знала: что-нибудь подобное ляпнет!
– Теоретически – это было бы интересно, – задумчиво ответила. – Мы с тобой наверняка совместимы, путь даже принадлежим к разным видам… Так, погоди! Если, как ты говорил, самок вашего вида не существует, получается, что ты и сам – полукровка? Значит, твоя мама в свое время согласилась «поучаствовать»?
И снова Алекс помрачнел – как тогда, когда она, еще в первую встречу, спросила, учился ли тот в Темноводной.
– Родов она не пережила. К тому же… Не уверен, что этот… мой отец… спрашивал, согласна ли она.
Теперь умолкла Кэти, мигом пожалев, что начала этот разговор.
– Извини. Я не хотела тебя расстроить, – жалобно протянула. – А может, он просто не знал, к чему это приведет? Ну, сам понимаешь, вряд ли ваш вид проводил серьезные исследования… Хотя среди магов…
– Он не был магом, – перебил ее Алекс. – Просто «уникальный змей», вроде меня. Вернее, это я, – он поморщился, – такой же, как он.
– Но ты сам ведь?..
– Нет, – покачал головой Алекс. – Увы, колдовать не умею. Мне и не надо, – хищно оскалился.
– А твоя машина? Я же видела, как…
– Она просто настроена на определенные движения. А портал мне ребята из Центра открыли. Я там с сорок первого на учете состою как «магическое существо пятого уровня опасности». Успел обзавестись и друзьями, и прочими, – он невесело усмехнулся, – знакомыми. Так что, думаю, мама тоже ведьмой не была. По крайней мере, бабушка ничего об этом не говорила.
– Скорее всего, – кивнула Кэти. И тут же, чуть приободрившись: «Кажется, больше не сердится?» – продолжила: – Может, все дело именно в этом? А если… второй партнер, скажем, ведьма и анимаг, который превращается в змею, то все может пройти куда лучше… Теоретически, – быстро добавила, взглянув на Алекса. Вдруг он подумает, что она… настаивает? Или сам решит проверить на практике? Но его, кажется, заинтересовало другое:
– Это ты, что ли, анимаг?
Об этом не хотелось говорить уже ей. Не нравилась Кэти ее анимагическая форма: несерьезная какая-то, а для сестры Темного Лорда – так и вовсе смотрелась, как издевательство.
– И в кого превращаешься? Готов поспорить, что это что-то мелкое… Может быть, даже пугающее на первый взгляд, но на самом деле – милое и безвредное?
– Угадал, – со вздохом сказала она. – Молочная змея, – пояснила, а потом долго уговаривала себя, что в его ответном смешке не было ничего обидного.

***

За завтраком определились и с дальнейшими планами, но Кэти они не понравились. Спуститься вниз, в долину, добраться до ближайшей крупной деревни, там попросить отвезти их в аэропорт. А потом, уже на самолете, обратно. О магии Алекс почему-то и слышать не желал:
– Чем меньше мы будем привлекать к себе внимание Совета, тем лучше.
– Но почему ты их так боишься?
– Я не боюсь, я просто знаю этих ребят. И не страдаю излишней самоуверенностью. В отличие от тебя, змееныш.
Кэти поморщилась: вот же, лучше бы она ему ничего не рассказывала – меньше было бы поводов строить из себя сурового взрослого змея, который защищает и наставляет на путь истинный мелкого несмышленыша. А сам? Одни идеи – как они будут добираться чуть ли не на край земли без магии – чего стоили.

Ответы у Алекса были на любой вопрос, только иногда Кэти казалось, что лучше бы их не было.
Как они без денег смогут взять напрокат машину? «Не волнуйся, поговорю с людьми – подвезут. И денег не возьмут, еще и обидятся, если предлагать будем».
А купить билет на самолет без документов? «М-да, это проблема. Хотя в этих местах и фальшивые слепить недолго. Назовем тебя, конечно, по-нашему, чтобы за шпионку не приняли. Екатерина… Как тебя там по батюшке? Ах да, помню! Екатерина Фоминична Загадкина. А что – звучит!»
А иногда Алекс просто пожимал плечами: «Разберемся как-нибудь», – и Кэти очень хотелось ему напомнить, что они уже «разобрались»: и с машиной, и с казино, и с вертолетом.

***

Кэти вгрызлась в последний клубень, привычно сдвинув в сторону «глаза». Спросить, что ли, сколько ему лет, такому взрослому и опытному? Хотя нет – есть кое-что более интересное.

– Ты говорил, что Том спас тебе жизнь? Расскажешь?
Алекс покачал головой:
– И как тебе, такой любопытной, до сих пор ничего не оторвали и даже не прищемили? Особенно за некоторые вопросы? То тебе расскажи, это объясни! А если… Вот не понравится тебе, как именно он это сделал?
– С чего бы это? – «Мерлин, глупость какая! Что может быть плохого в том, чтобы кого-то спасти?» – Так расскажешь?
Он помолчал, потом тихо ответил:
– Могу даже показать. Ты ведь тоже, как твой брат, умеешь мысли читать?
– Так, как он, не умею, – вздохнула Кэти. Тому даже заклинание произносить не нужно было. Почти как Симу, но тот – неизученная магическая сущность, а ее брат – пусть и невероятно сильный волшебник, но все же человек. А у нее самой «Легиллиментс» в школе через раз получался, а уж теперь, учитывая, сколько времени не практиковалась… – Но попробую.
Сосредоточиться…
– Легиллиментс!
Провалиться – сначала в открытый, приглашающий взгляд зеленых глаз, а потом и в чужое сознание – удалось легко.

***

Тома она не узнала.
Да и не был этот человек ее братом, уже – или еще? – не был. Высокий маг в черной мантии, на вид – лет сорока, но точно не сказать: черты лица сглаженные, расплывчатые, будто он долго тер их каким-то магическим ластиком, стараясь избавиться от малейшего сходства с ненавистным маглом, когда-то давшим ему жизнь, внешность, имя, но отказавшимся и от ненужной жены-ведьмы, и от ее «отродья».

– Думаешь, получится? – он повернул голову к собеседнику.
– Уверен, мой Лорд. – Алекс сжал губы, стараясь удержать улыбку. В голосе не было и тени иронии, зато серьезность казалась преувеличенной: с такими интонациями взрослые называют любимую куклу своего ребенка «мисс Арабелла» и соглашаются сидеть тихо, пока та спит. – Если, конечно, вы не ошиблись с местом наименьшего сопротивления.
– Я никогда не ошибаюсь.
Теперь уже Кэти едва сдержала усмешку. Да-да, кто бы говорил! Хотя… «этого» Лорда она не знала – может, у него и был повод утверждать подобное? Пока был?

Момента превращения Кэти не почувствовала: видимо, Алексу было все равно, в «обычной» он форме или «дополнительной». А вот восторг и удивление Лорда, когда метрах в десяти от них в землю ударила струя пламени, ощутила.
Вспыхнула трава, пламя побежало дальше и дальше. Ветер подхватил его, несколько минут – и горят деревья на краю леса. Алекс жара не чувствовал, Лорд сразу возвел вокруг себя щит. А вот лесным жителям было куда хуже. Но главное – пожар разрастался быстро, а ведь там, за лесом, жили люди. Алекс это знал, Лорд… возможно, ему было все равно.
– Еще раз! – Лорд перешел на парселтанг.
– Вы… могли… ошибиться. – Чувствовалось, как трудно Алексу дается попытка… нет, не оспорить приказ, а хотя бы отложить его.
– Не мог. Еще раз!

И тут Кэти поняла, что именно эти двое пытались сделать, и от потрясения едва удержала заклинание. Они же… взламывали Ворота в иной мир! Или в то место, которое эти миры разделяло. Когда-то, после рассказов отца, они прочитали об этом все, что нашли. Было немало способов выйти за грань своей реальности. Но пробить дорогу туда драконьим пламенем?! Эти придурки что, вообще рехнулись?!

Снова пламя ударило в землю, и… земля дрогнула, начала поддаваться.
– Вы точно сможете закрыть пролом, мой Лорд?
– Да. Слушай, Змей! – Голос Тома… Лорда звучал потрясенно – даже на парселтанге. – Что это за?.. Оно не должно так выглядеть!
Языки пламени вырвались на поверхность. Другого пламени, не привычного, не того, которое Алекс давно привык считать частью себя. Странного, высокого и какого-то невероятно – даже для огня, по крайней мере того, с которым ему до сих про приходилось встречаться – обжигающего.
«Чуждого».
Шарахнулся не только Лорд, но и Алекс – видимо, ожидал чего-то другого?
– Межмирье всегда выглядит по-разному, – все-таки сказал. И продолжил, уже не так уверенно: – Я все равно мог бы спуститься…
– Нет. Закрываем эту дыру и ухо…
И тут трещина в земле, чей острый черный «нос» только что был так далеко, метрах в десяти от его ног, вдруг оказалась под ними, мгновенно расширилась… Гудящий язык пламени подхватил Змея, «слизнул», увлек туда, вниз.
«Мы ошиблись, Том. Закрывай проем! Закрывай это все к чертям!» – думал он, чудом, на обгоревших крыльях, вырвавшись, а теперь из последних сил цепляясь когтями за почти гладкую отвесную скалу. Внизу бушевало адское пламя… Там, наверху, если проем не закрыть… Представилось, как языки неостановимого огня слизывают лес, как один за другим, будто опрокинутые костяшки домино, падают в разлом дома… Что же они… что он наделал?!
«Том, какого черта ты копаешься? Закрывай!»
– Ко мне! – услышал вдруг. Голос Тома… Повелителя. – Поднимайся оттуда! Я жду.
Повелитель приказывал своей змее на ее языке, и ослушаться она не могла.
Алекс его понимал, и Кэти тоже. Только она бы к чертям послала, а он… Двинулся вперед – понемногу, по сантиметру, цепляясь за малейшие, недоступные глазу – но не обостренной чувствительности того, кто стремится любой ценой выполнить приказ – выступы.
– Отвяжись… не могу… оставь меня. Закрой проем! – неужели он не понимает, что значит каждая секунда промедления? Или ему и правда все равно?
– Я сказал: ко мне!
«Нет».
– Да. Давай, Змей, подчиняйся.
И снова вперед, цепляясь, как только что за выступы, за этот голос. Уже не слыша, не видя, не понимая ничего – только его, голос… где-то внутри, в себе… Подчиняясь…
Еще немного… и удается нащупать край бездны, вцепиться в него… Теперь бы только…
– Руку… Дай мне руку, Повелитель.
И сам не веришь, что еще недавно мысленно называл его «Том».
– Нет. Выбирайся сам, Змей. Выползай. Ты сможешь.
Чертов Том.
И даже когда вслух, когда называл его этим его дурацким «Мой Лорд» – всегда же насмешливо, не всерьез. Интересно, он это понимал, чувствовал? Наверняка… потому и отыгрывается теперь. А не пошел бы…
– Я сказал – выбирайся!
Там, внизу, бездна и адское пламя – единственное, которое может уничтожить огненного змея. Упасть бы туда – назло этому мерзавцу, который даже руки подать не может… Но тело уже само из последних сил карабкается на обрыв, подальше от жарких языков, от которых плавится чешуя, лопается шкура, пересыхает горло, не давая вздохнуть. А разум ему помогает, цепляясь за ледяные камешки-слова, за приказ повелителя: «Змея не может не подчиниться магу-змееусту. Вверх. Я сказал, вверх!»
– Я знал, что ты выползешь. Еще увидимся, Змей.
И высокая темная фигура уже не заслоняет солнце – непривычно яркое и нестерпимо горячее. От его лучей хочется спрятаться, скрыться, исчезнуть навсегда – но нельзя, они везде; и остается только орать от боли, а потом, когда сорвешь голос…

***

– Кэти! Да Кэти же! – Алекс тряс ее за плечи. Его лица Кэти не видела – мешали слезы. – Ты как? Вернулась?
Она неуверенно кивнула. Вроде, голова на месте. А руки… Не болят? Или она их уже не чувствует? Нет, правда – когда кожа слезает клочьями, рано или поздно ведь перестаешь все это ощущать? Или нет?
– С тобой все нормально?
– Нет, – совершенно невежливо, но честно ответила она. – Со мной все… Но почему? Почему он не подал мне… тебе руку? Почему не помог?!
– А я знаю?
Алекс был спокоен, совершенно спокоен, и Кэти вдруг тоже осознала, что все увиденное произошло давным-давно, и что она сама – не свалившийся в Адское пламя огненный Змей, а Мэри Кейт Риддл, двадцати двух лет отроду, герболог и помощник садовника, и нет у нее никаких ожогов, она никогда не проваливалась в огненную часть Межмирья, да и сейчас просто сидит на траве в лесу. Сидит и соплями давится, только заглянув в чужие воспоминания. Чужие, не свои. Но, черт возьми, она тоже «была» там!
– Ну всё, всё, правда… Успокойся. Нашла, о чем спрашивать. Да засса… испугался он просто – что не удержит, да еще и сам туда свалится. Душу наш Лорд к тому времени уже разделил, а как игрушки эти работают – не знал толком, вот и не захотел рисковать лишний раз. Эй, Кэти?.. Ну Катюха, ну что с тобой?! – Алекс уже орал. – Да скажи ты хоть что-нибудь!
– Испугался, значит… И после этого ты считаешь, что обязан ему жизнью?!
Алекс пожал плечами:
– Формально – так и есть. А как бы ты считала на моем месте?
– Я бы за такое убила, – сухим, бесцветным голосом ответила Кэти. На душе было так мерзко, как никогда в жизни. Даже год назад, когда она сидела у постели Тома и не знала, вернется ли тот из Межмирья, было не так паршиво. А сейчас… как будто это она заставила Алекса выползать из того кошмарного места. Как будто это она ему руку не подала.
Но ему на ее терзания, казалось, было плевать. Еще и посмеялся:
– Убила бы? Ты-ы? Да ты за свою жизнь хотя бы муху прихлопнула?
– Зачем? – так же равнодушно спросила. – Мухи не опасны для людей, а лошади с теми, которые им мешали, и сами справлялись.
– Это значит «нет»?

Ну всё, достал!

– Это значит: «Иди ты к черту!» Понял?! – рявкнула. – Надеюсь, приказы, – она сделала пальцами знак кавычек, – на английском, а не на парселтанге, ты выполнять не обязан?
– Нет. Более того, могу тебя туда же послать. – Голос Алекса звучал, скорее, примирительно. Но Кэти только отмахнулась.
– Идем!
– Куда?
Кажется, это был подходящий момент, чтобы поделиться с ним успехами в изучении русского языка «от Андрея Долохова»? Но даже если не подходящий – плевать!

И все-таки задеть этого типа было… не то, чтобы невозможно… Нарочно невозможно. Что не мешало ему вспыхивать и морщиться от какой-нибудь совершенно обычной (с точки зрения Кэти) фразы. А сейчас только улыбнулся:
– Слушай, не дуйся, а? Если бы я знал, что ты настолько расстроишься…
Кэти не ответила, но он, похоже, всерьез решил помириться.
– Да ладно тебе, змееныш. Можно подумать, ты раньше о своем брате ничего плохого не слышала. А ничего, что от него всю Англию полтора десятка лет трясло?
«Это другое!» – хотелось ей сказать. Нет, Кэти понимала – совсем даже не «другое». Такое же. Но как же ей было тошно! Промолчала – и так губы дрожали, еще слово – и она совершенно позорно разревется! И почему он не может просто оставить ее в покое?!
– Ну все, все – успокойся, – Алекс взял ее за плечи, притянул к себе… Взглянул в глаза, и Кэти поспешно закрыла свои, чтобы скрыть выступившие все-таки слезы. Горячее дыхание так близко от ее губ… прямо как в кино… Сцена «за секунду до поцелуя», как в тех фильмах про любовь, которые ей в десять лет казались…
– Руки убери, – сказала деревянным, глухим от едва сдерживаемых слез голосом.
Алекс отшатнулся.
– Извини…
Но теперь уже ей стало стыдно. Да что же она за человек такой? Парень ее мечты ее чуть не поцеловал, а она… Ладно, пусть перед этим он ее неслабо взбесил, и вообще момент был неподходящий, но грубить точно не стоило.
– Ничего… Это я…
– Да иди ты к черту, неженка! – рявкнул вдруг он. – Обиделась, да? Мир оказался не таким, каким ты его себе представляла? Не все такие как ты, а, «хороший человек»?
– Алекс…
Но чертов змей ее снова не стал и слушать:
– Хороший она человек, мать ее! Легко, знаешь ли, быть хорошей, когда с тебя с детства пылинки сдували. Когда знаешь, что тебя будут любить и поддерживать – чтобы бы ты ни отмочила. Когда есть куда и к кому вернуться, когда…
– Ну извини! – тоже вспылила она. – Прости, если сможешь, за то, что мои родные всегда меня любили! Что у меня есть интересная работа, и мне не нужно искать удовольствий, то и дело устраивая себе и другим «встряски» – со взрывающимися вертолетами и полетом в чьих-то сраных когтях!
Алекс хмыкнул, протянул к ней руки в примирительном жесте, но Кэти уже несло. А его идиотский смешок и вовсе стал тем самым камешком, после падения которого с горы неотвратимо сходит лавина:
– Я – отличный герболог! Я сюда приехала, чтобы делать то, что люблю и умею! А не прыгать с вертолета, не бегать полуголой по лесу в компании какого-то голого придурка, не ловить магических тварей и… это… – От мысли «последней по порядку, но не по значимости» слезы так и брызнули из глаз, но она все равно закончила: – И не кошек с булкой есть!
– Ну, ты… Слыш, Катюш! Да не реви ты, блин! – он шагнул к ней, неловко обнял, и Кэти тут же продолжила реветь – теперь в его жесткую, вонявшую пылью и плохо выделанной кожей куртку. – И не кошка то была, соврал я всё! Нормальная самса с бараниной, сам ел, и ничего. Жирная просто, собака… баран, то есть. Вот тебе и сплохело. Ну, слушай… – голос у него стал совсем несчастным. – Ну, если хочешь вернуться прямо сейчас, своими ведьминскими методами… Ну черт с тобой, давай рискнем. Только, если что-то не так пойдет, мне ж голову снимут…
– Ну и ладно! – в тон ему ответила Кэти. – У тебя все равно их три, и ни одной не пользуешься!

Успокоилась Кэти довольно быстро, хотя это и трудно, когда тебя гладят по волосам и тихонько шепчут в ухо: «Ну всё, всё, змееныш. Ну, не надо так, все хорошо, я же правда не думал, что ты так расстроишься». Век бы стояла так и ревела. Но надо собраться, вытереть слезы… Положить руки Алексу на плечи:
– Ну что? Готов к совместной аппарации?
И, услышав насмешливое «Всегда готов!», переместиться на ту улицу в городке, неподалеку от которого обитал симбионт. Туда, где все так же – будто и не уходил со вчерашнего дня – сидел на картонке «буддист», а под знаком «Остановка запрещена» теперь стоял красный «Лексус».

– Ну что, «продолжим с места разрыва»? – спросил Алекс.
Но ни ответить, ни уточнить, что он имел в виду, Кэти не успела.
– Экспеллиармус! – и вырвавшуюся из ее руки палочку поймал какой-то тип в сером костюме. Тут же запястья сжали тиски магических наручников, а перед самым носом возникла арка портала.
– Прошу вас, мисс Риддл, – кивнул незнакомец, приглашая ее зайти в светящийся проем. – Только умоляю – без глупостей. У меня сегодня короткий день.

@темы: Красавцы и чудовища

Комментарии
2017-01-10 в 01:43 

vlad.
Собственно, это всё
А вот теперь продолжение :alles:

2017-01-10 в 02:42 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
О, какое интригующее окончание с клиффхэнгером :wow2:

2017-01-10 в 04:21 

vlad.
Собственно, это всё
troyachka, о да, это мы любим )))

2017-01-10 в 05:05 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Их все же замели?
А Томми змея все же выручил как мог.
Про Тома и домой к родителям - шикарно сыормулировано

2017-01-10 в 05:20 

vlad.
Собственно, это всё
киса в свитере, Их все же замели?
Ага. :nope:

А Томми змея все же выручил как мог.
Ну да, насколько его хватило.

2017-01-10 в 08:01 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Ага.
выберутся?

Ну да, насколько его хватило.
ну, молодец... Катя зря на него дуется. Он по максимуму сделал, что мог сделать тогдашний.

Екатерина Фоминична Загадкина.
буквальный перевод имени-отчества-фамилии?
Значит, папа и брат - в России их звали бы Фомой обоих?
Что Реддл- загадка- помню.



А если… Вот не понравится тебе, как именно он это сделал?
как в воду глядел. Быстро он Катюшку раскусил.

Тома она не узнала. Да и не был этот человек ее братом, уже – или еще? – не был. Высокий маг в черной мантии, на вид – лет сорока, но точно не сказать: черты лица сглаженные, расплывчатые, будто он долго тер их каким-то магическим ластиком, стараясь избавиться от малейшего сходства с ненавистным маглом, когда-то давшим ему жизнь, внешность, имя, но отказавшимся и от ненужной жены-ведьмы, и от ее «отродья».
а сейчас, при "втором шансе", папку любит и снова на него похож и сходство не стирает?


«Мы ошиблись, Том. Закрывай проем! Закрывай это все к чертям!» – думал он, чудом, на обгоревших крыльях, вырвавшись, а теперь из последних сил цепляясь когтями за почти гладкую отвесную скалу. Внизу бушевало адское пламя… Там, наверху, если проем не закрыть… Представилось, как языки неостановимого огня слизывают лес, как один за другим, будто опрокинутые костяшки домино, падают в разлом дома… Что же они… что он наделал?! «Том, какого черта ты копаешься? Закрывай!» – Ко мне! – услышал вдруг. Голос Тома… Повелителя. – Поднимайся оттуда! Я жду. Повелитель приказывал своей змее на ее языке, и ослушаться она не могла. Алекс его понимал, и Кэти тоже. Только она бы к чертям послала, а он… Двинулся вперед – понемногу, по сантиметру, цепляясь за малейшие, недоступные глазу – но не обостренной чувствительности того, кто стремится любой ценой выполнить приказ – выступы. – Отвяжись… не могу… оставь меня. Закрой проем! – неужели он не понимает, что значит каждая секунда промедления? Или ему и правда все равно? – Я сказал: ко мне! «Нет». – Да. Давай, Змей, подчиняйся. И снова вперед, цепляясь, как только что за выступы, за этот голос. Уже не слыша, не видя, не понимая ничего – только его, голос… где-то внутри, в себе… Подчиняясь… Еще немного… и удается нащупать край бездны, вцепиться в него… Теперь бы только… – Руку… Дай мне руку, Повелитель. И сам не веришь, что еще недавно мысленно называл его «Том». – Нет. Выбирайся сам, Змей. Выползай. Ты сможешь. Чертов Том.
думаю, не из вредности руку не дал, и не потому даже, что думал, что тот его утянет вниз. Просто тоже раскусил Змея. Что тот, если за руку возьмётся - сам уже тянуться не будет, а его вес (наверное, всё равно драконский, не человеческий, даже при человеческом обличье) Томми не вытянет. Что тот может и должен сам карабкаться, а он может помочь не физически, а морально.

Слушай, вот ты, если бы ничего не соображала и могла только сбежать, куда бы рванула?

Куда бы она отправилась? Первая мысль была «К Тому». Да, именно к нему. Он бы точно помог, неизвестно как, но помог бы. Он… или магистр Джеремия. Но оказаться рядом с ними она могла, только аппарировав, а ни в Хогвартс, ни в Снукволми так не попадешь. Зато… – Домой. Я бы аппарировала домой. К родителям. Конечно, они – магл и почти необученная ведьма – не смогли бы ничем помочь вляпавшейся в очередное «приключение» доченьке, зато обняли бы, пожалели… а дальше уж она сама справится.


так в Хогсмид могла же апарировать, а там до Хогвартса и брата рукой подать.

И папа бы обнял тоже. Это дорогого стоит. Обычно папы не нежничают. Но Том, видать, научился - слишком уж его тряхануло. Перестал прятать своё тепло и ласку от близких, делится и поддерживает.
И у Кати нет никакого пренебрежения "слабаками" родителями - по магическим же меркам они вообще нули.
Вот Томми бы при первом шансе так к отцу-то отнестись. И, думаю, так бы и было.
"Ну и что что папка магл? Свой же, родной", - если бы тот его нашёл и растил.

2017-01-10 в 08:19 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
теперь стоял красный «Лексус».

Так у Змея же чёрная Ауди? Лексус авроратский?

2017-01-10 в 08:22 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Слушай, подумала вот что. Если Кэти на год всего младше Томми - значит, "сделали" её тогда, когда они ещё в посмертии впервые попробовали "опять жить не как друзья, а как супруги"? Томми-2 тогда же месяца три-чуть больше было?

2017-01-10 в 08:58 

blue fox
Синий Лис
отлично :-D
прям захотелось на голожопого змея посмотреть, с чего там катенька так завелась ;-)

финал интересный. почему это лексус из-под знака не угнали?

почему нельзя взрослому волшебнику колдовать вне школы?

я так понимаю их за мэра арестовали?

2017-01-10 в 11:02 

vlad.
Собственно, это всё
киса в свитере, выберутся?
а ты как думаешь? :)
Он по максимуму сделал, что мог сделать тогдашний.
в общем, да. Все, на что был способен Лорд Волдеморт. Но Кэти же его только другим знала, вот у нее и шок.
буквальный перевод имени-отчества-фамилии?
ага ) хотя кажется мне, что Алешенька просто стебется )) немного.
думаю, не из вредности руку не дал, и не потому даже, что думал, что тот его утянет вниз.
Думаю, никаких далеко идущих планов там не было - одно безразличие к тому, кто "ниже по положению". Ну, может еще желание посмотреть - сумеет ли выкрутиться в таких обстоятельствах. Но если Алекс еще способен принять, что да, он ниже, им можно пожертвовать, хоть что-то сделал - и на том спасибо, то Кэти - как раз нет, для нее такое - дикость.
так в Хогсмид могла же апарировать, а там до Хогвартса и брата рукой подать.
Ну, там же ключевое слово если бы ничего не соображала, то есть, что бы сделала, чтобы максимально быстро почувствовать себя в безопасности.
Вот Томми бы при первом шансе так к отцу-то отнестись. И, думаю, так бы и было.
"Ну и что что папка магл? Свой же, родной", - если бы тот его нашёл и растил.

Ну, если бы да кабы... Он то предпочел совсем другое.
Так у Змея же чёрная Ауди? Лексус авроратский?
Не, просто какого-то раздолбая, который тоже, как и Алекс, считает, что "строгость законов компенсируется всеобщим пофигизмом". Таких в мире куда больше одного ))
Слушай, подумала вот что. Если Кэти на год всего младше Томми - значит, "сделали" её тогда, когда они ещё в посмертии впервые попробовали "опять жить не как друзья, а как супруги"? Томми-2 тогда же месяца три-чуть больше было?
Бинго! Да, она дитя Межмирья. Но в этом тексте этот факт вообще никакого значения не имеет, так что оставим все авторскому хэдканону ))

blue fox, прям захотелось на голожопого змея посмотреть, с чего там катенька так завелась
Да ее вроде зацепило еще когда он одетый был ))
почему это лексус из-под знака не угнали?
Есть шанс, что просто пока не успели. У них же там полная смена власти: "официальная" и неофициальная только что друг друга взаимно перебили. В общем, не скучно никому.
почему нельзя взрослому волшебнику колдовать вне школы?
Можно, но с разрешением (вроде разрешения на ношение палочки для иностранцев в "Тварях"), которое Кэти сперва не оформила, потому что в Темноводной оно ей без надобности, а потом просто времени не хватило (когда такие дела за один день делались?))) и решили, что обойдутся.
я так понимаю их за мэра арестовали?
Нет, именно за нарушение магических законов. До магловских разборок там никому дела нет. А вот когда в них влезают всякие девицы со своей "нелицензионной" магией...

2017-01-10 в 11:14 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Ключевое слово Если бы растил

Я надеюсь что выкрутятся.

А я подумала что все же не потому что нижестоящий.

2017-01-10 в 13:36 

venbi
Блоха
Ух как их кидает-то - из огня да в полымя. Спасибо, роскошные главки) Интересно. кто их из местного Аврората вызволять будет? И не уйдет ли Тварь еще дальше, пока они там разбираются с незарегистрированными палочками...

2017-01-10 в 19:12 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Но в этом тексте этот факт вообще никакого значения не имеет, так что оставим все авторскому хэдканону ))
а в другом тексте этот факт будет важен? *с надеждой на новый текст от любимого автора*

2017-01-10 в 22:30 

vlad.
Собственно, это всё
venbi, :squeeze:
Исправила.

киса в свитере, А я подумала что все же не потому что нижестоящий.
увы :nope:

а в другом тексте этот факт будет важен?
Появление "других текстов" обычно непредсказуемо. Но даже если так...
лирическое отступление

2017-01-10 в 23:01 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Мы им всем такого хотим?
нет, такого не хотим!!!!
А на радостях они проявиться не могут? Только в опасности?

2017-01-10 в 23:42 

vlad.
Собственно, это всё
киса в свитере, А на радостях они проявиться не могут? Только в опасности?
На радостях вряд ли. Тем более, в радостях жизни у нее, желанного и любимого ребеночка, недостатка точно не было.

     

Книжные полки

главная