Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
05:59 

Красавцы и чудовища, часть 2, гл. 6-7

vlad.
-Кому это вообще нужно? - Тебе. Только тебе.
Часть 2: «По диким степям Забайкалья»

Старый друг лучше?

Объясняться с директором отправились наутро.

Вопреки опасениям Кэти, он не только не указал ей на дверь, но и ругать не стал.
– Успокойтесь, мисс Риддл. Как говорится, не ошибается тот, кто ничего не делает. Вы же, как я слышал, за время пребывания в Темноводной успели очень и очень многое. А Тварь… Что ж, всего знать невозможно. Вы наверняка и представить себе не могли, к чему приведет подобное общение?

Кэти вздохнула, раздумывая про себя: Царёв так ее успокаивает, или только что – очень вежливо, само собой – назвал дурой и непрофессионалом, который и со своими-то обязанностями не справляется, зато вечно лезет куда не звали и косячит как может?
Но очень надеялась, что все-таки успокаивает.

Судя по их дальнейшему разговору, так и было. Царёв выслушал ее: и то, что она до сих пор чувствует Тварь и примерно представляет, где та находится, а значит – сможет ее найти и вернуть; и предложение отправиться на поиски прямо сейчас, пока не стало слишком поздно. Сказал, что уважает за смелость, но не может позволить, чтобы нежный заграничный цветочек (ладно, нечего выдумывать – он же просто сказал «непривычный к нашим реалиям человек») в одиночку болтался по их диким краям. Даже то, что Кэти уже неплохо понимала русскую речь (если говорили медленно и разборчиво), да и сама вполне могла объясниться, его не убедило.

– Я восхищаюсь вашими успехами, мисс Риддл. И уверен, что в каком-нибудь большом городе вы бы легко справились. Но здесь просто «объясниться» недостаточно, надо еще сойти за своего. Люди здесь душевные, но… скажем так, недоверчивые. Решат, что с вами что-то не так – даже разговаривать не станут. Так что есть один… – он задумался, – специалист, который, я уверен, не откажется помочь. Да, точно! – его лицо просветлело. – Если уж наш симбионт гуляет третью неделю, еще день-два погоды не сделают. Отправитесь вдвоем – оно и мне спокойнее, и вам веселее. Говорите, Тварь сейчас недалеко?
Кэти кивнула.
– Точно не скажу, но в пределах сотни-другой миль.
– Вот и ладно – на машине за день управитесь. А пока – отдыхайте. Как помощник приедет – тут же позову.

***

Позвали ее только ближе к вечеру следующего дня. А до этого Кэти успела не раз себя обругать. Мерлин, ну почему она оказалась такой дурой? Позволила какому-то типу навешать ей лапши на уши, обвести вокруг пальца. Но и симбионт хорош! Вел себя, как…

Вспомнился вдруг дневник Тома, один из бывших хоркруксов. Тот тоже умел втираться в доверие. Нет-нет, сравнивать Сима с хоркруксом – уже слишком! Или не слишком? Может, связаться с Томом, расспросить – действительно ли есть сходство? Да и вообще: что он знает о подобных магических тварях и как правильно себя с ними вести?
Представила себе встревоженное лицо брата; его сердитое: «Давай, рассказывай – куда еще вляпалась?» Пожалуй, обиднее всего прозвучало бы именно «еще» – наверняка потому, что… справедливо. А если он решит сам приехать и разобраться? И тоже «вляпается», да еще хуже, чем год назад? Ну, нет: ей хватило прошлогодней истории с василиском, пережитый тогда ужас до конца дней не забудет. Теперь – только сама. Даже обещанного Царёвым помощника – наверняка специалиста из местного аврората – дожидаться незачем. Тем более, ей, в отличие от директора или Варфоломеича, вовсе не казалось, что лишний день ничего не решит. Им Кэти не стала ничего говорить – чтобы не подумали, будто она жалуется, – но то, что она с каждым днем чувствовала симбионта все хуже и хуже, ее пугало. А вдруг однажды проснется, а связи между ними больше нет – пропала? Что тогда делать?

Как именно поймать и удержать Тварь, Кэти уже знала, Варфоломеич объяснил: с помощью тех же парных зеркал, одно из которых было у Кэти, а второе симбионт «забыл» в теплице. Легче легкого: поймать отражение на большее из них и тут же накрыть меньшим. Кто угодно справится, а значит, и она не подведет.
Больше не подведет.
Кэти сложила в рюкзак оба зеркала, свитер… подумав, добавила сменный комплект одежды – вдруг поиски затянутся не на один день? И палочку, конечно же! Теперь, кажется, всё. Пора в путь.
И тут ее позвали к директору.

***

В кабинете ее ждали трое.
Кэти поздоровалась с Царёвым, улыбнулась Варфоломеичу и шагнула через порог, ожидая, что тот, кто стоял у окна, повернется к ней и представится.
Хотя...
Да быть такого не может!
Оказывается, она прекрасно помнила с прошлого лета эти широкие плечи, пусть и обтянутые сейчас не футболкой, а тонким свитером. И темные, слегка вьющиеся волосы стали немного длиннее. Вот он обернулся…

– Доброе утро, – ляпнула машинально, и тут же поправилась: – Добро... рый день, ой, вечер, Алекс!
– Ой, так ты тоже знаешь Алешеньку? – обрадовался Варфоломеич. – Вот и ладненько, значит, быстрее сработаетесь.
– Да, мы знакомы, – довольно кисло подтвердил «Алешенька». И повернулся к Царёву: – Теперь я понимаю, директор, зачем вам понадобилась моя помощь в таком простом деле, как поиск магической твари третьей степени опасности: «Справится любой достаточно квалифицированный волшебник». – Он так выделил голосом «достаточно квалифицированный», что Кэти задумалась, не обидеться ли ей. Зато после следующей фразы Алекса-Алешеньки и сомнений не осталось: – Насколько я помню, мисс Риддл умеет находить неприятности даже там, где это в принципе невозможно. Так что готов отправиться прямо сейчас. Сколько вам нужно времени на сборы, мисс Риддл?
– Я… уже, – Кэти показала ему предусмотрительно захваченный с собой рюкзак. Голос от обиды подрагивал. «Умеет находить неприятности», значит?! А она-то ему так обрадовалась! Мерлин, ну почему ей так не везет?!
– Деньги сейчас выдам, – подскочил Варфоломеич. – И не вздумай перечить, милый ты мой! Дружба дружбой, а «спасибу» на хлеб не намажешь!
«Милый» перечить и не пытался, и это стало для Кэти еще одним минусом. Она-то себе напридумывала: принц, рыцарь! А этот тип всего-навсего наемный… неизвестно кто. В их случае – «охотник за головами». Фу, гадость какая!

***

– Так «Алекс» или «Алешенька»? Как мне тебя теперь называть?

Обиды и желания хранить ледяное молчание у Кэти хватило минут на десять: пока уже знакомая черная Ауди выбиралась по извилистой дороге вдоль обрыва на большую и широкую, которая – как Кэти уже знала – вела к ближайшему городу. Тем более, Алекса тишина в машине совершенно не тяготила, более того – наверняка потому и наговорил гадостей, чтобы теперь беседу не поддерживать. Ну что ж, просчитался «недорыцарь» – у нее к нему как раз вопросы накопились.

– Алекс. Сокращенно от «Алексей», – пояснил он. – Если бы меня устраивал другой вариант, я бы так и сказал еще в первую встречу.
– И кто ж тебя нанял, Алекс? – спросила, замирая от волнения: угадала, нет? И пояснила: – Тогда, в первый раз.
Он не стал ни отнекиваться, ни изображать удивление.
– Твой брат.
– Мой… кто?! – Она-то надеялась, что это был забеспокоившийся о ее благополучии вампир! Но если так… учитывая, насколько оперативно появился со своей помощью этот наемный сопровождатель девиц… «Ну, Том! Вот подожди, вот только увидимся!»
– Твой брат, – спокойно повторил Алекс. – И, как ты наверняка догадалась, не тот, который сквиб.
– И сколько же ему стоил мой проезд в твоей развалюхе?

Кэти представила, как, узнав сумму, возвращается в Хогвартс и швыряет ее… Ладно, просто возвращает Тому, без театральных эффектов. Но кто его просил?! Конечно, теперь он стал намного сильнее, и Кэти для него уже не «почти старшая» сестра, а малявка, во всем уступающая великому и могучему Лорду Волдеморту. Но она-то слабее не стала! Она все та же ведьма – анимаг, змееуст и потомок великого Слизерина – которая, кстати, все эти годы не была ни дурой, ни неудачницей. Так зачем же вести себя так, будто сестра без него и шагу ступить не может?

– Нисколько. Он меня не нанял, а попросил. По старой памяти.
Кэти взглянула на Алекса, теперь оценивающе. «По старой памяти»? Алексу на вид лет двадцать пять… ну пусть тридцать. И когда же они с Томом успели обзавестись общими воспоминаниями?
– Лорд Волдеморт уже бывал в наших краях. Давно, еще до начала вашей «Первой Магической Войны». С тех пор я ему кое-чем обязан.
– И чем же? – буркнула, уверенная, что ответа не дождется. Наверняка какая-нибудь ерунда, а учитывая, как этот «рыцарь» в прошлый раз набивал себе цену…
– Жизнью, – все-таки ответил он. Усмехнулся, увидев ее округлившиеся глаза, и тут же сменил тему: – А ты, я смотрю, неплохо приготовилась, – кивнул на ее рюкзак. – И палочку взяла?
– Конечно! – Кэти машинально нащупала ее в рукаве, готовая, если надо, тут же вытащить.
– Умница. А теперь положи ее подальше и забудь до самого возвращения.
– Почему?
– Потому что не знаю, как там у вас, а здесь колдовать при людях не принято. Думаешь, почему Темноводная за семью замками спряталась?
– Чтобы им не мешали?
– Верно. И чтобы они никому не мешали, проблем Совету не создавали и по рогам от него не отхватывали. Так что на время поездки постарайся вообще забыть, что умеешь своей палкой махать. Потому что, если твою магию отследят в Совете – проблемы будут и у Царёва, и у меня. А я без них, поверь, обойдусь.
«И без тебя тоже», – повисло в воздухе.
– Хорошо.

Умом Кэти понимала, что обижаться на Алекса не следует… но почему-то не получалось. Образ «рыцаря», который она себе придумала и, как выяснилось, бережно хранила все это время, не желал иметь ничего общего с реальным Алексом-Алешенькой. Кстати, если этот тип был знаком с Лордом Волдемортом еще до первой войны… Это же сколько ему лет? В какого старикашку она, глупая, почти (Да-да, «почти», а не «с первого взгляда»!) влюбилась, купившись на смазливую физиономию?!

– Обещаю не доставать палочку. Разве что в крайних случаях, – упрямо добавила. В самом деле: мало ли как все сложится, а давать пустые обещания Мэри Кейт Риддл не привыкла.
Алекс внимательно на нее посмотрел, кивнул:
– Годится. В конце концов, для того я с тобой и поехал, чтобы никаких «крайних случаев» не было.

***

До центра города – площади чуть поменьше школьного стадиона, с одной стороны которой высилось высокое здание с колоннами, – добрались быстро. Даже не застряли нигде, несмотря на позднее время. Хотя в их краях пробок не бывало даже в часы пик, а этот город, по словам Андрея, тоже маленький.

– Тварь точно не здесь? – уточнил Алекс. Кэти покачала головой.
– Точно не рядом. Может быть, где-то на окраине, или в окрестностях…
– «Может быть?» – усмехнулся он. – Потрясающе. Так можно неделю искать. Впрочем, если он и правда в деревню подался, из тех, что поблизости… Но тогда странный он какой-то. Казалось бы, хочешь затеряться – так где же это сделать, если не в городе? Зачем в село тащиться, где каждый новый человек на виду?
На вопрос, почему он решил, что симбионт именно в деревне, пояснил: до следующего города намного больше того расстояния, на котором, по словам Кэти, тот от них находился.
– Зато рядом – пять деревень, плюс дачи, плюс отдельные хозяйства. Ну и городской поселок еще. С какой точностью ты можешь определить его местонахождение?
– Миль десять… или чуть больше? – засомневалась она. Сейчас – точно десять… ну, пятнадцать. А вот что будет завтра?
– Тогда слушай мой план. Ты есть хочешь? – Кэти кивнула. – Значит, сейчас мы поужинаем, потом найдем, где переночевать. Есть тут у меня кое-какие знакомые. А наутро поедем расспрашивать, не появилась ли в этих краях новая физиономия. А то темнеет уже. Местные – они душевные, но недоверчивые, – почти процитировал он директора. – Ночью тут незнакомцам не обрадуются. Хорошо, если только собак спустят, а не из берданки пальнут.

***

Кафе называлось «Фламинго», хотя светящаяся ядовито-розовым птица на вывеске куда больше напоминала курицу, зачем-то залезшую на ходули. Место, куда им, после долгих поисков, удалось пристроить машину, было далековато от него: пройти несколько улиц, два раза повернуть. Но Кэти не сомневалась, что найдут они ее легко: рядом был очень приметный знак: красное кольцо вокруг синего круга, и перечеркивающий этот круг красный крест. «Наверное, где-то рядом больница, – решила она. – Если заблудимся, спросим к ней дорогу».
Рюкзак оставила под сиденьем – ничего, полчаса без него как-нибудь обойдется. А вот палочку… Кэти тихонько засунула ее в рукав, чувствуя себя аврором под прикрытием. Глупость, конечно, но так спокойнее. Она же колдовать не собиралась, а значит – не все ли равно Алексу, при ней палочка или нет?

***

– Надо же, еще ни разу не было, чтобы девушка больше своего парня заказала, – усмехнулась официантка, забирая меню.

Кэти покраснела, жалея, что магипереводчик снова не завис. Хотя она бы, наверное, и так все поняла. После полугода их с Машей занятий она уже неплохо разбирала речь местных – если говорили медленно.
«Мерлин, тебе то что за дело?!»
Да, она проголодалась: от волнения почти не ела два дня, а сегодня так вообще забыла пообедать…

– Повезло мне, – сказал вдруг Алекс, взяв Кэти за руку. – Помнится, бабушка всегда говорила, что какой у девушки аппетит за столом, такой и в постели. И не ошибалась, надо сказать.
Официантка скривилась, буркнула «ожидайте» и пошла к столикам в углу, бормоча себе под нос что-то вроде "...сем вам... злам... одного надо".

– Не обращай внимания, – сказал он вконец расстроенной Кэти. – Здесь тебе не Америка. У нас всем есть до всего дело.
Она вытащила пальцы из ладони Алекса. Конечно, надо бы поблагодарить за поддержку, но…
– Можешь не благодарить. Особенно если до сих пор злишься.
– Да, злюсь. Вот скажи, зачем ты тогда, у директора, гадостей обо мне наговорил? И вообще, – все больше распалялась она. – Никто тебя о помощи не просил! Ни тогда, не сейчас! Я бы и сама прекрасно справилась.
– А Вячеслав Семёнович и твой брат думали иначе. Одному не нужны неприятности – настолько, что он был готов оплатить мою, совсем не дешевую, работу охранника и помощника. А второй, как я успел убедиться, просто знает, на что ты способна. И ему очень не хотелось тебя потерять.
– Ну, меня потерять трудно! – самоуверенно ответила она. Да что они все, в самом деле?! И Томми, после внезапного превращения в Волдеморта. И директор. И этот… «помощник». В конце концов, не так и плохо ее в школе учили.

Сердито взглянула на появившуюся снова – уже с напитками – официантку, и та, бесшумно поставив их на стол, тут же ушла. А вот Алекса ее вспышка не впечатлила.

– Это избавиться от тебя трудно. А потерять – как нефиг делать. До сих пор помню, как ты ко мне в машину прыгнула. Как ты вообще до своих лет дожила, с такой-то смесью самоуверенности и наивности?
Кэти поджала губы – чтобы тут же прийти к выводу, что это ужасно мешает жевать.
– Ты не представлял угрозы, – пояснила она. – Если бы ты задумал или решил сделать что-то плохое, я бы это почувствовала. Эй! Я, вообще-то, ведьма! Взрослая, образованная ведьма.
Алекс кивнул и уже мягче продолжил:
– Может расскажешь, как ты, такая умная, умудрилась во все это вляпаться? Как Тварь сумела тебя провести? Как ты позволила ей кормиться от себя, да еще так долго и с такими последствиями? Что, не сработало чувство опасности, а, «взрослая образованная ведьма»?
– Нет, – тихо ответила Кэти. Она ведь и в самом деле не чувствовала угрозы. Возможно, потому, что Сим не считал, что делает что-то плохое. Но если он так не считал, и она сама – тоже, может, ничего плохого и не было?! Но возразить не успела:
– Хоть бы о хоркруксе своего братца вспомнила. Или он тебе о них не рассказывал? О дневнике, к примеру? О том, как тот сперва втерся в доверие к такой же идиотке, а потом заставлял ее творить все, что пожелает? Ничего не напоминает?

Кэти упрямо покачала головой. То, что Алекс будто угадал ее недавние подозрения, не обрадовало, а только больше рассердило. Нет, кое-что общее было: и хоркрукс (по крайней мере тот, из дневника), и Сим... вернее, симбионт Цветочка – оба питались мыслями и чувствами того, кто к ним… эмоционально привязывался. Но больше-то ничего!
Но объяснить это научно и обоснованно, без всякого «мне казалось», Кэти не могла, так что просто промолчала.

***

Когда они вышли из кафе, машины под знаком с красным крестом не было.

– «Спиздили»? – догадалась Кэти, увидев, как вытянулось лицо у Алекса. Кажется, именно так говорилось, когда пропадали оставленные без присмотра вещи?
– Надо же, какие ты слова знаешь. Явно времени в школе не теряла, – криво усмехнулся он. – Может, свою игрушку, – кивнул на магипереводчик, – совсем выбросишь?
От этого Кэти отказалась, а он не настаивал.
– Эй, братан, – окликнул Алекс неопрятного вида мужика, сидевшего у стены на картонке. Выражение лица у того было, как у только что получившего дубиной по голове. Или у познавшего дзен? – Ты не знаешь, куда отсюда такая черная машина делась?
«Буддист» медленно перевел на него взгляд.
– Ауди, две тыщи третьего года, номер…» – он без запинки отбарабанил сочетание букв и цифр, украшавшее номерной знак уехавшей неизвестно куда машины. – Эта?
– Точно, – хором подтвердили они.
– Не-еа… Не знаю, – помотал головой мужик и снова впал в нирвану.
Пришлось его оттуда возвращать – достав из кошелька несколько купюр и положив их на совсем не молитвенно протянутую ладонь.
– Так ее недавно эвакуатор увез. На штрафстоянке ищи своего боевого коня, командир. – Мужик поднялся и, прихрамывая на то ли больную, то ли отсиженную ногу, поплелся к ближайшему ларьку.
– Зачем на штрафстоянке? Почему?! – затеребила Кэти нахмурившегося Алекса. – Мы же ничего не нарушили! Или?.. Что это за знак?
– А у вас что, такого нет? – спросил он, и когда Кэти помотала головой, нехотя проронил: – «Остановка запрещена».
– Что?!
– …ёв сто, – еще неразборчивее буркнул он. – Слушай, ну что ты, как маленькая? Сама никогда правил не нарушала?
– Нет, – уверенно ответила Кэти и тут же смущенно добавила: – Разве что скорость… но только там, где это безопасно и точно знала, что не поймают. Но точно не как ты! Бросить машину в запрещенном месте, надеясь, что это сойдет тебе с рук?!
– До сих пор сходило, – пожал плечами он. – Строгость местных законов, знаешь ли, компенсируется тем, что всем на всё насрать…
Если опираться на терминологию Андрюши Долохова, это называлось уже не «спиздили», а другим, еще менее приятным словом. Но Кэти не стала его говорить и без того злющему Алексу. Кажется, Маша была права, и демонстрировать выученное во время работы в гараже не стоило, даже если ситуация казалась подходящей?

– И что нам теперь делать? – спросила она, когда они брели по улице обратно в сторону «Фламинго».
– Выручать моего «боевого коня», конечно.
– Пойдем на штрафстоянку?
– В такое время? Не смеши. До утра там точно делать нечего, да и потом… Точно! – обрадовался вдруг он. – Поедем утром, после того, как туда позвонит… один хороший человек. Знаешь ли, в местах, где плохо работают законы…
– …Работают деньги?
– Это у вас за бугром – деньги. А у нас – правильные знакомства и хорошие связи. Так что сейчас тебя приоденем…
– Зачем? – Кэти вполне устраивали джинсы и футболка с длинным рукавом. Даже сейчас, вечером, почти не мерзла. Хотя оставшийся в машине свитер не помешал бы. Мерлин, и зеркало – оно ведь тоже там! А без него симбионта не поймать. Значит, надо как угодно «выручать» их машину.
– Чтобы пройти фэйс-контроль, – непонятно объяснил Алекс. – В одном интересном… клубе. Поедем туда – вспоминать старых друзей и заводить новых.


Чикаго

В примерочной Кэти задержалась ненадолго – только убедилась, что платье нужного размера и правда сидит хорошо, что оно закрывает (по крайней мере, когда не двигаешься) резинку чулок, и что туфли не жмут в пальцах. Конечно, если бы сделать платье на пару дюймов длиннее… Но раз Алекс просил не колдовать – и так обойдется. Зато рукава правильные, до самого запястья.

А когда вышла… вдруг вспомнилась сцена из одного старого фильма. Там герой, увидев, как его дама выходит из примерочной, даже привстал от удивления. Вот как Алекс сейчас.
Правда, ее «герой» моментально все испортил. Скривился, будто хинное зернышко разжевал:
– Короче платья не нашлось?
– Все длинные были на мешки похожи. Но если ты считаешь, что мне стоит выбрать...
Он покачал головой:
– Пойдет. Просто ты, – и усмехнулся, хоть и немного вымученно, – в джинсах выглядела иначе. Не настолько… впечатляюще.
– Так что? – Кэти очень старалась не раздуваться от гордости. И ладно бы он ей комплимент сказал! Или все же сказал? Ну, как умеет? К тому же теперь, когда каблуки туфель увеличили ее рост почти до шести футов, можно было смотреть на Алекса не то чтобы свысока, но хоть «глаза в глаза». – Как ты думаешь, пустят нас в этот клуб?
– Теперь главное, чтобы выпустили, – буркнул он.

***

– Это что такое? – Конечно, Алекс предупреждал, что клуб – загородный, но при этих словах Кэти представляла что-то вроде родительского дома, с ведущей к нему широкой и хорошо освещенной дорогой. Дом и правда оказался на отшибе, минут десять езды от городской окраины. А вот с дорогой… Кэти представила, во что превратятся туфли, когда она выйдет из машины в эту грязь, и поскучнела. Их ведь даже почистить нельзя будет, с этим дурацким запретом на магию.

– Погоди, я сейчас. – Кэти не успела ни возразить, ни даже удивиться, когда Алекс подхватил ее на руки. Пронес, правда, совсем немного – несколько метров до ворот. Но сердце успело ёкнуть, а нос – уловить приятный запах то ли одеколона, то ли крема после бритья. – Вот тут, вроде, сухо.
– Тебе не тяжело было?
– Ну что ты, – улыбнулся Алекс. И – то ли от его улыбки, то ли от теплых, почти нежных интонаций – сердце снова замерло. – Еще месяц-другой точно можешь ужинать, как сегодня.
Она тут же пожалела, что не обошлась дежурным «спасибо».
Ну, не зараза?!

***

Охранник (или «фэйс-контролёр»?) был похож на черепашку-ниндзя: туловище начиналось сразу после головы, без всякого намека на шею, а рельефные мышцы выделялись даже через униформу.
– Туда, – буркнул, ткнув пальцем на темно-красную бархатную занавесь, отделявшую небольшой холл от…

– Ничего себе! – не удержалась Кэти, разглядывая полутемный зал, выдержанный в тех же красных тонах. На освещенном пятачке в его глубине выдувал из саксофона что-то заунывное длинноволосый парень, а рядом у шеста крутилась полуголая девица с таким лицом, будто зашла сюда случайно и недоумевает, куда делась ее блузка, юбка и бюстгальтер. – У нас такое было в двадцатых годах прошлого века, – прошептала Кэти на ухо Алексу. Тот усмехнулся:
– А у нас – в девяностых. Того же века. Сейчас таких мест почти не осталось, так что здесь, можно сказать…
Он запнулся, и Кэти предположила сама:
– Музей?
– Заповедник. Так что смотри и запоминай – потом будешь внукам рассказывать. – Алекс взглянул на приближавшихся к ним двух шкафообразных ребят и тихо добавил: – Если доживешь.

Ребят он, впрочем, отвел в сторону и что-то им объяснил. Кэти уловила только «Горынов». Очевидно, так звали того, с кем Алекс надеялся встретиться. Вернулся, взял ее под локоть:
– Все нормально. Скоро вернусь, а ты пока подожди… вон, хоть там, у стойки.

Кэти послушалась, залезла на высокий стул. Светловолосая, сильно накрашенная барменша скользнула по ней взглядом. Быстро, почти незаметно, но, как Кэти показалось, успела и увидеть все, что хотела, и сделать выводы.

Время шло, Алекс не возвращался, и от нечего делать Кэти рассматривала и сам клуб (или, скорее, казино), и его обитателей. Довольно большой зал – но наверняка сказать трудно из-за полумрака. Похоже, дресскод здесь распространялся только на женщин: все были ярко, почти гротескно накрашены и одеты или в очень короткие (вроде ее собственного) платья, или в длинные, но с огромными декольте. Мужчины же одевались кто во что горазд: элегантные костюмы, фраки и визитки соседствовали с костюмами для гольфа и даже – с ума сойти – спортивными костюмами. А само заведение наверняка нелегальное… хотя она уже перестала понимать, что в этих краях легально, а что нет. Кажется, Алекс надеялся встретить тут мэра города. Если бы в их краях мэр хоть раз заглянул в подобное место, о политической карьере он мог бы сразу забыть.

Она заметила, как Алекс подошел к одному из дальних столов, что-то сказал сидевшим там людям. Один из них – седой и представительный, несмотря на не подходящие к обстановке футболку и светлые брюки – улыбнулся и кивнул, призывая садиться. Второй – намного моложе, смуглый и черноволосый, в дорогом костюме, – явно напрягся. Кэти тоже заволновалась, тем более, ей совершенно не понравилось выражение лица Алекса, когда тот садился за стол. Казалось, что для него происходящее – игра, причем куда более интересная и захватывающая, чем карты или рулетка, которыми щекотали себе нервы остальные.

– Развлекаешься?
– А? – немного сбитая с толку Кэти обернулась к барменше.
– Отдыхаешь тут со своим, спрашиваю, или работаешь?
– Работаю, – ответила Кэти. А как еще можно было назвать их поиски симбионта?
Кажется, прозвучало это слишком печально – девица взглянула сочувственно.
– Что, с придурью клиент попался?
– Еще с какой, – сердито сказала, глядя, как довольный Алекс рассматривает поверх карт своих… партнеров? соперников? А может, он просто так сюда заявился, расслабиться? И ни с кем ему тут встречаться не надо было?
– Ты есть хочешь?
Не то чтобы она хотела – поужинала совсем недавно. Но от волнения под ложечкой свербело, и Кэти точно не отказалась бы чем-нибудь это неприятное чувство зажевать.

В предложенном девицей меню знакомых слов не было вообще, и пришлось ткнуть пальцем наугад. Пока сначала ждала, а потом ела треугольную штуковину – приятно пахнувшую специями, с сочным мясом внутри, – барменша (оказавшаяся Ниной) рассказывала об этом клубе. Что она работает здесь уже больше года. Что седоволосый, с которым играл Алекс – это и есть мэр города, «хозяин наш». А смуглый – Фарух, владелец этого места.
– У него даже вертолет тут, за домом, стоит, – доверительно сообщила Нина. – Летали как-то с ним… по делам, в общем. – Вздохнула: – Сейчас они с Хозяином вроде договорились, вон, сидят, коньяк лакают. А то вечно как две собаки грызутся. Каждый раз на работу собираешься и не знаешь, вернешься ли. То говорят, что Хозяин хочет Фаруха грохнуть, то наоборот. А то и вовсе – что кто-то из них другого уже заказал. Так что, – понизила голос она, – если заваруха начнется, ты своего не жди. Хрен с ними, с бабками, что он тебе должен, жизнь дороже. Я дверь в подсобку открытой держу, чуть что – рви когти.

Кэти половину слов не поняла даже с переводчиком. Вернее, он их честно перевел на английский, но смысл почему-то не улавливался. Но кивнула, принимая к сведению. И с возрастающей тревогой посмотрела туда, где Алекс подвинул к себе горсть разноцветных фишек. Физиономия у него так и светилась довольством. Кэти встретилась с ним взглядом и едва сдержалась, чтобы не скорчить злобную рожу. Какого черта он тут развлекается?

«Хозяин» тоже бы расслаблен и доволен жизнью, а вот «Фарух» явно нервничал. Проигрывает? Или еще что-то? И почему украдкой посматривает на дверь? Кэти тоже туда посмотрела… И в ту же секунду в холле что-то грохнуло, послышались выстрелы, крик… Оглянулась – спросить Нину, что происходит, но той за стойкой уже не было.
Нет, правда – как в Чикаго в далекие двадцатые!

Красный занавес, закрывавший вход, отлетел в сторону, и в зал вбежало с полдюжины вооруженных парней.
Все с визгом бросились врассыпную. Кэти тоже вскочила, вскинула палочку:
– Протего! – И пусть Алекс только попробует сказать, что это не «крайний случай»!
Конечно, магический щит не мог остановить пули, зато он хоть немного притормозил «гангстеров»: вон, закрутились на месте, не понимая, что не дает им пройти.
За дальним столиком, где только что сидели трое, остался только Хозяин: сидел, откинувшись на спинку стула и запрокинув голову. По футболке медленно расплывалось темное пятно.

– Алекс... – прошептала она,чувствуя, как внутри все леденеет от ужаса. Он же не...
– Бежим! – он непонятным образом оказался рядом, и сердце снова пропустило удар, теперь – когда сильные пальцы сжали плечо.
– Туда! – Кэти ткнула в сторону приоткрытой двери в подсобку. Он не стал спорить.
Пронеслись через опустевшую кухню – видимо, работники к подобным развлечениям были привычны и сбежали при первых признаках опасности. Перед дверью на задний двор Алекс придержал Кэти за руку:
– Осторожно. Если нападавшие знают, как здесь все расположено, кого-то могли оставить во дворе.
«Кто-то» во дворе и был – здоровенный «гангстер» с автоматом.
– Экспеллиармус! – заорала, тут же подумав, что надо было бить «Ступефаем» или «Петрификусом», а не обезоруживать. Впрочем, парень все равно упал – получив по голове прикладом.

Они с Алексом выскочили наружу и остановились, не представляя, что дальше. Не такси же вызывать?
По кухне прогрохотали чьи-то шаги, дверь открылась, оттуда высунулся один из налетчиков и тут же скрылся, сбитый с толку отвлекающим заклинанием. Алекс перехватил автомат поудобнее, но ей, державшей палочку наготове, и слова не сказал – видимо, случай и правда оказался «крайним» даже для него. Что ж, если им и дальше удастся оставаться невидимыми…

– Мы ведь можем переждать здесь? – спросила Кэти. Бегать на каблуках у нее получалось намного хуже, чем ходить. До города отсюда далеко, пока дохромает… На руках Алекс ее вряд ли понесет.
– Что-то мне подсказывает: не прокатит.
– «Жопная чуйка»? – снова вспомнилось одно из Андрюшиных определений.
– «Интуиция», – усмехнулся Алекс. – Господи, да кто ж тебя русскому-то учил?
И уже серьезней добавил:
– А еще – жизненный опыт. Уж если такие ребята зачищают территорию, то делают это на совесть. Так, нам туда, – он указал в сторону, где в темноте едва можно было различить что-то, слишком маленькое для строения, но слишком большое для машины. Мерлин, да это же тот самый вертолет, о котором говорила барменша!
Осталось только найти пилота. «Найти на полу в разгромленном из казино, залечить сквозное ранение в грудь или голову, или, воспользовавшись некромантией, призвать с того света…»
– Откроешь? – прервал Алекс ее мрачные размышления.
«Без магии, говоришь?»
– Аллохомора!
– Прошу вас, мисс Риддл, – он насмешливо поклонился, пропуская Кэти в кабину.
– Ты хочешь здесь отсидеться? – все еще надеялась на лучшее она.
– Черта с два! – Алекс смотрел на приборную доску с тем же выражением безумного азарта, с каким недавно – на оббитый зеленым сукном стол. – Мы полетим, ясен пень! Улетим отсюда к… в общем, в безопасное место.

***

– Ты правда сможешь управлять этой штукой? – уточнила Кэти, падая в кресло и дисциплинированно пристегиваясь.
– Да, – отмахнулся Алекс. Но потом снизошел до объяснений: – Я могу удержать в воздухе все, что летает.
Он протянул руку над приборной панелью, и она засветилась, замигала разноцветными и ничего не говорящими Кэти огоньками. Интересно, Алекс хоть что-нибудь в этом понимает?
Он прикрыл глаза – Кэти очень надеялась, что сосредотачиваясь, а не засыпая. И в ту же секунду вертолет вздрогнул, завыл мотором, на крыше со свистом закрутился огромный винт.
Черт возьми, они и правда взлетали…
Летели!

Внизу то и дело вспыхивали огоньки выстрелов. Потом к ним добавились языки пожара, и вот уже все здание пылало в ночи огромным факелом. Значит, Алекс был прав, говоря, что отсидеться на заднем дворе у них не вышло бы.
– Кранты «заповеднику», – подтвердил он.

Пока вертолет отрывался от земли – неровно и дёргано, чуть ли не кувыркаясь, она молчала, чтобы не отвлекать этого пилота-любителя. Потом, когда набрали высоту, когда их перестало швырять и начало только чуть потряхивать, Кэти решила выяснить то, что сейчас больше всего интересовало. Но Алекс заговорил первым:
– А ты здорово палочкой машешь. «Экспеллиармус» – это? Знакомое что-то...
– Обезоруживающее, – пояснила Кэти. – Обычно им палочку выбивают из руки, ну я и решила...
– Ну бли-ин... – Вертолет снова тряхнуло, Алекс нахмурился, взглянул на приборы. Кажется, ничего опасного не обнаружил и снова повернулся к Кэти: – Зашибись. Нет, автомат, конечно, тоже в своем роде «палочка», но...
– Но?..
– Не то чтобы я не представлял себе идиота, который будет в такой ситуации обезоруживать куда более сильного противника, а не бить наповал. Но чтобы остаться после такой выходки в живых – надо быть или очень везучим, или…
– Или что?
Алекс мрачно на нее посмотрел.
– Я все-таки ставлю на «везучего идиота». И подозреваю, что сразу после приземления нам придется объясняться с Центральным Советом по поводу твоего колдовства.
Ага, вспомнил таки! Интересно, что теперь будет?
– Извини, я…
– Да ладно, ты все равно молодец, – махнул рукой он. – И что не растерялась, постаралась защитить себя и других. И потом тоже. Я бы тех двоих точно грохнул. В общем, от тебя с палкой жертв и разрушений куда меньше, чем от меня с автоматом. Да и без него тоже. Осталось объяснить это ребятам из отдела безопасности.

Алекс умолк, и Кэти решила, что теперь ее очередь задавать вопросы.
– А что такое «грохнуть»?
– Убить, – то ли с грустью, то ли просто рассеянно ответил он.
– А «рвать когти»?
– Убегать. Быстро.
– А «заказать»?
– Ну… у этого слова, на самом деле, масса значений. Так, стой! – встрепенулся он, на мгновение перестав вглядываться то в приборы, то в непроглядную тьму за окном. – Кого именно заказать?
– Точно не знаю. То ли того, с кем ты разговаривал, то ли другого, у кого мы вертолет угнали. Как же его?.. Фаруха.
– Так, интересно… А не могло быть… – забормотал Алекс, будто сам с собой разговаривал. И вдруг принял решение: – Держи штурвал!
– Но я не... – совсем растерялась она. Конечно, на вертолете она уже летала, но не в кабине, а в пассажирском отделении, закутанная в тонкое одеяло с печатью «Службы спасения».
– Ничего, справишься. Я ненадолго. – И пояснил: – Хочу кое-что проверить.
Кэти отчаянно вцепилась в штурвал, а он вывинтился из пилотского кресла и зашарил по кабине, переворачивая там все вверх дном.

– Что ты ищешь? – довольно скоро не выдержала она. Руки дрожали, и казалось, что именно от этого вертолет то и дело вздрагивает и вот-вот рухнет на землю.
Ответом было громкое «Бля!»
Видимо, нашел.

Следующая фраза была такой же непонятной, как недавний разговор с барменшей, но смысл Кэти уловила. Сводился он (если опустить то, что переводчик называл «вводные слова», «слэнговые выражения» и «междометия») к «Уходим отсюда!»
– Куда?
– Na muda! – заорал Алекс, распахивая дверь. Но при одной мысли даже приблизиться к черному проему, за которым, казалось, вообще ничего не было, Кэти передернуло. – Вниз, раз уж вверх не получится.
– А что это? – заорала Кэти, взглядом указывая на опутанную проводами штуковину, оказавшуюся под одним из кресел.
– Бомба, не видишь, что ли? – Конечно, она не видела. В кино бомбы всегда были похожи на сделанный в Китае кухонный таймер, где на черном поле прыгали, сменяя друг друга, красные цифры. А тут ни цифр, ничего – только странная блестящая штуковина, даже формы не разглядеть.
– Да прыгай же, дура!
– Но…

То, что русский язык куда лучше английского приспособлен для приказов, Кэти пришло в голову, когда она уже с визгом летела к земле. Она бы и сама прыгнула, послушалась. Даже если бы Алекс – видимо, не полагаясь на одни слова – не вытряхнул ее из кресла (за шкирки, как кота) и не отправил куда-то в черную тьму.

В ушах засвистел ветер… и тут наверху оглушительно грохнуло. Вспышка света – яркая до рези в глазах, но светлее от нее почему-то не стало, наоборот – тьма будто сильнее сгустилась вокруг сверкающего кома, быстро распадавшегося на кусочки. Кэти едва успела наколдовать щит, и тут же на него посыпались горящие обломки.

@темы: Красавцы и чудовища

Комментарии
2017-01-09 в 08:11 

blue fox
Синий Лис
классный экшн :-)
алекс интригует с новой силой :-D сколько ж ему правда лет-то?

у меня правда с масштабами города возникли проблемы - насколько он велик, что в нем даже эвакуатор есть? в смысле за неправильную парковку и так оперативно?

2017-01-09 в 08:16 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
vlad., в восторге от заботливого Томми!
Алексу он рассказывал про крестражи?!

2017-01-09 в 09:22 

vlad.
-Кому это вообще нужно? - Тебе. Только тебе.
blue fox, :squeeze:
сколько ж ему правда лет-то?
Хе-хе, спойлер

у меня правда с масштабами города возникли проблемы - насколько он велик, что в нем даже эвакуатор есть? в смысле за неправильную парковку и так оперативно?
Ага, "клюква" пошла ))) Я, когда описывала, представляла себе что-то вроде нашего Янгстауна: на карте не с первой попытки найдешь, за час можно насквозь пройти, но тем не менее все там есть. Или "города моего детства" - Шуи. Но, поскольку воспоминания свежее о первом... :nope:

киса в свитере, в восторге от заботливого Томми!
Зато Катенька не в восторге )))
Алексу он рассказывал про крестражи?!
Скажем так, думаю, в свое время у них нашлось немало тем для разговора. и снова спойлер

2017-01-09 в 10:02 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Алекс не Кощей бессмертный часом?

2017-01-09 в 10:02 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Алекс не Кощей бессмертный часом?

2017-01-09 в 10:10 

blue fox
Синий Лис
а мне кажется что алекс предыдущая "тварь " которую волдемордушка "вскормил" и в жизнь выпустил, фигли он "алешенька"? ;-) :lol:
ну вот так размножаются эти фантастические твари : nope:

2017-01-09 в 10:44 

vlad.
-Кому это вообще нужно? - Тебе. Только тебе.
киса в свитере, нет. :)

blue fox, "алешенька" он только для Варфоломеича. И этому тоже есть причина :)

2017-01-09 в 11:57 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
Варфоломеич его вскормил?

2017-01-09 в 12:40 

venbi
Вау, какая круть))) Кети и правда везучая! Чудом не иначе живы остались. А этот "Алешенька" прямо загадка века...

2017-01-09 в 19:17 

vlad.
-Кому это вообще нужно? - Тебе. Только тебе.
киса в свитере, не совсем :)

venbi, спасибо! А кто он такой, мы уже в начале следующей главы узнаем.

2017-01-09 в 20:11 

киса в свитере
тёплые коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами (Флёр)
А кто он такой, мы уже в начале следующей главы узнаем.
о, уже не терпится узнать. Не родственник Твари?

   

Книжные полки

главная