20:34 

Возможность выбора, глава 6

vlad.
Собственно, это всё
Глава 6. Проблемы благородных семейств


– В принципе, этого можно было ожидать, – Эмелин даже не удивилась. – Взаимосвязи «жизнь-любовь-физическая близость» порой используются в высшей магии. Ник, вам нужен другой партнёр. Со мной ничего не получится. Я не люблю вас.
– Но ведь это не значит, что никогда не полюбите! Вы не пытались, вы убедили себя в том, что вам нужен этот человек, ваш муж! И даже не подумали, что можете испытывать к нему просто благодарность! Вы вместе уже давно, разве сейчас рядом с ним вы чувствуете то же, что и раньше? Да, вы многим обязаны ему, но это же не значит, что надо на всю жизнь привязать себя к уже немолодому... – он запнулся.
– Пожирателю смерти? – холодно спросила Эмелин.
Но и Николас не собирался сдаваться:
– К тому, кого вы больше не любите!

У неё от возмущения дух захватило, даже ответить смогла лишь пару секунд спустя:
– Это неправда!

И, конечно, он принял её замешательство за неуверенность:
– Вы не сразу возразили! Значит, задумались над этим, пусть только на мгновенье, но задумались! – Эмелин открыла было рот, но Николас заговорил первым, быстро, горячо, не давая ей даже слова вставить: – Эмелин, прошу вас, не бросайте работу сейчас! Я не знаю, сколько времени понадобится, чтобы её завершить, может быть, годы. Все ещё может измениться, поверьте мне! Ну, пожалуйста, я прошу вас, Эмелин! Ну... пожалуйста... – прошептал он, видимо, теряя надежду. – Если хотите, я больше ни слова не скажу о своей любви. Хотите?
– Хочу.
– Значит, вы останетесь? – просиял он.
– Хорошо. Возможно, нам удастся найти способ избежать, – Эмелин поморщилась, – финального этапа. Но помните, вы сами пообещали: ни слова!

***

На полчаса раньше с работы...

– Ханни, знаешь... Я сегодня не смогу прийти, тут столько всего навалилось, в лаборатории...
– Но, теоретически, ты у меня?
– Мне очень неудобно...
– Ладно, без проблем.

***

Эмелин и Николас поднимались по казавшейся бесконечной витой лестнице. Эме ворчала, что из-за его дурацкой идеи ей пришлось соврать, а Ник оправдывался, что именно в эту ночь он хотел бы подняться на Астрономическую башню Хогвартса.
– Вы же здесь сто лет не были, – уговаривал он.
– Четыреста с лишним, – поправила Эмелин. – И не скучала, надо сказать. Николас, мы же договорились вместе только работать?
– А это и есть часть работы – отметить удачное завершение первого этапа. Я и сам не верю, что нам удалось вывести формулу ядра!
– Эмпирическую формулу, – уточнила Эмелин.
– А значит, одна из важнейших ступенек пройдена. Вот, уже и добрались. Смотрите, какие звезды! Они точно ярче светят сегодня, будто тоже радуются!
– Звезды не могут радоваться, это находящиеся на огромном расстоянии от нас раскалённые шары.
– Черт возьми, Эме! Я сам сейчас превращусь в раскалённый шар, – заорал Ник, подхватил Эмелин и закружил по площадке башни. И вдруг, будто почувствовав в ней мгновенную перемену, отпустил, убрал руки. – Эме, что случилось?

– Ник... – казалось, что ей каждое слово даётся с трудом. – Вот вы сейчас обняли меня... Я не представляю, как объяснить, но... Ник, простите меня, но я никогда вас не полюблю. Я это сейчас поняла совершенно точно. А поскольку мы оба знаем (да-да, не будем себя обманывать!), что в алгоритме создания камня ничего изменить не получится... Возможно, вам стоит приостановить работу, пока не найдёте достойного напарника.

Эмелин и правда не знала, как объяснить то, что почувствовала, когда он коснулся её. Что его прикосновение было чужим, неправильным и ненужным. Что для неё на свете существует только один мужчина, а все остальные – это прохожие, друзья, коллеги. А Ник... Он не станет для неё возлюбленным и не сможет остаться просто коллегой хотя бы потому, что для того, чтобы создать то, что подарит вечную жизнь, они должны быть готовы вечно любить друг друга. У чужих, равнодушных людей ничего не выйдет.

– Простите меня, Ник, – прошептала она. – Поверьте, вы обязательно встретите ту, которая...
– Я уже её встретил, – голос у него был совершенно убитым. – И потерял.
– Нельзя потерять то, чего никогда не имел.

Дыхание перехватило от жалости к нему. Мерлин, ну как же так...В эту секунду Ник выглядел то ли слишком старым для своего возраста, то ли наоборот – заплутавшим в тёмном лесу мальчишкой. Остановившийся взгляд, горестно сжатые губы… Эмелин шагнула к нему и, почти не отдавая себе отчёта в том, что делает, невесомо поцеловала его в уголок рта:
– Все будет... у вас все ещё будет, поверьте.

На мелькнувшую совсем рядом яркую вспышку ни один из них не обратил внимания.

***

– Август! – Глэдис с размаху хлопнула о стол свежим номером «Пророка».

Августус Пай выглянул из-за толстого тома «Хирургия сегодня». Потерявшая самообладание Глэдис – зрелище редкое, а потому незабываемое. Последний раз она была в таком бешенстве году на десятом семейной жизни, когда они с соседом ушли «на денёк» ловить плимпов. Вернулись через неделю, а главное – без рыбы. Жена тогда ругалась больше, чем за всю их семейную жизнь, а потом две недели с ним не разговаривала.

– Август, ты меня слышишь?!
– Э-э... Что, зай?
– Что?! Это?! Такое?!! – она показывала на фото на четвертой странице. Август пригляделся: их сын целовался с довольно симпатичной девицей, и лица у обоих были, точно на похоронах любимой тётушки.

– Ух ты! У Ники появилась девочка? Здорово! А почему про них в газете написали?
– Август! Ты вообще что-нибудь видишь, кроме своих справочников?! – простонала Глэдис. – «Девочку» нашего Ники зовут миссис Лестрейндж, и она жена Родольфуса Лестрейнджа.
– Так-так, подожди... – задумался Август. – Жена... А-а, помню! Погоди, так ей же должно быть лет пятьдесят? А эта глянь, какая хорошень... Ну, молодая, в общем, – закончил он, глядя, как Глэдис потянулась за свисающим со спинки стула полотенцем.
– «Лет пятьдесят», – передразнила жена. – Проснулся, гений ты мой! Та его жена ещё в девяносто восьмом умерла, у него уже три года как новая!

– Папа не в курсе, – подала голос Леана. – Он в девяносто восьмом стволовые клетки изучал, такой ерунды, как победа над Волдемортом, не заметил.
«Ну, спасибо, доченька!»
– И что, наш Ники её... хмм?
– Август! Это не смешно! Мерлин, ну почему из всех девушек в Англии наш мальчик выбрал именно эту?! Жену этого... Этого...

– Ну, Николя тот ещё молодец, – подала голос заглянувшая на огонёк Перенелль. – меня-то он аж из-под венца увёл!
– Но не от Пожирателя Смерти?!! – перешла на ультразвук Глэдис.
– Нет, – спокойно ответила Перенелль. – От жениха моего, которого весь город боялся. Помнишь, рассказывала? – повернулась она к Леане. Та закивала, мечтательно улыбнулась:

– Помню-помню! Братишка у меня молодец! Мам, ты не представляешь, что он тогда вытворял!
– И представлять не хочу! – замахнулась на неё полотенцем Глэдис, – Август! Ну ты-то что сидишь, как засватанный! Чтоб обязательно поговорил с мальчиком, как только вернётся!

– Глэдис, – тихо сказал Август. И жена тоже притихла, прекрасно зная его интонации. – Мальчик вырос. Вырос и влюбился. И это только его дело, в кого: в жену Лестрейнджа или в него самого. Так что разговаривать об этом я с ним не буду. И ты не будешь, – чуть повысил голос он. – Разве что Ник сам поделиться захочет. Ясно?
– Да ты... Да я... Да ну вас всех! – Глэдис шваркнула об стол полотенцем и выскочила из комнаты.


***

– Я это заявление не подпишу. Эванеско! – пергамент, только что бывший на столе замначальника Лаборатории Экспериментального Зельеварения, исчез.

Николас вспыхнул:
– Вы не имеете права!
– И право имею, и лево! Дамокл! Меня неделю не было, а ты уже распустил этих гениев! Что хотят, то и делают! Да если бы все, кто не умеет держать штаны застёгнутыми, на следующий день увольнялись, мы бы тут вдвоём остались! Хотя нет, тебя бы тоже не было!

– Сара, – укоризненно начал Белби, но она только отмахнулась:
– Рогатый слизень тебе «Сара»! Я не позволю ему сбежать только потому, что он трахнул кого не надо! Кто работать будет, мать вашу за...
– Я вовсе не... – начал Николас и смущённо примолк. То ли не желая повторять грубоватое определение, то ли... врать? – Это все клевета!
– Правда? – Сара больше не орала, наоборот, голос её звучал как никогда мягко. – Клевета, говоришь?
Ник кивнул.
– И поэтому ты хочешь сбросить все на неё? – ещё ласковей спросила начальница. – Сам уедешь – куда ты там собрался, во Францию?
– В Бельгию.
– Да хоть в Китай! Ты что, оставишь Эмелин разгребаться со всем этим дерьмом? Хоро-ош, нечего сказать!
– Да я... я ничего такого не собирался... Но что, что я должен делать?
– Для начала: сиди и не дёргайся. Если сейчас уедешь, значит, дашь понять, что виноват. Что вы оба виноваты. Только ты будешь далеко, и тебе все будет до сниджета* в небе, а вот ей... Улавливаешь мысль?
Николас снова кивнул.
– Вот и умница. Все, иди работать, и так час тебя уговаривала.

За Ником закрылась дверь, и Сара удовлетворённо вздохнула:
– Ф-фу, уболтала, слава Мерлину! А то уже испугалась, что посреди проекта придётся нового работника искать! А где я такого найду? Как ты думаешь, Руди его не прибьёт до октября? А то с кем мне на конференцию ехать?.. Дамокл, да шучу я, нечего так смотреть!

***

– Ты сегодня рано, – усмехнулся Родольфус, стоило жене войти в комнату. – К подруге не заглядывала? – Эмелин покачала головой, шагнула к нему, но он отстранился: – Или мальчишка, с которым ты целовалась, сегодня занят?
– Руди! – начала она, но он жестом остановил её. Газета упала со стола, ветер из открытого окна чуть пошевелил страницы. У Эмелин сердце замерло: на фотографии её совершенно невинный, дружеский поцелуй смотрелся чуть ли не непристойно.

– Я терпеть не могу одной вещи – вранья. И меньше всего хочу, чтобы тебе приходилось это делать. С этой минуты можешь считать себя свободной, – проговорил Родольфус и отвернулся.

Эмелин растерянно смотрела в его спину. Хотелось столько объяснить, разуверить его... Черт, он же ей даже слова не дал сказать! А может, для него это всего лишь предлог? Подсмотренная когда-то в кабинете Алисы сцена вдруг встала перед глазами.
– Как скажешь, – прошептала она и выбежала из комнаты.

***

Родольфус швырнул газету в камин. Охватившее его при виде чёртовой фотографии бешенство пополам с отчаянием потихоньку начало отпускать. Может быть, все ещё можно исправить? Сейчас... пять вдохов-выдохов, чтобы окончательно успокоиться, и надо сходить, поговорить с ней. Узнать, откуда взялся этот мальчишка, что на самом деле их связывает. Конечно, у госпожи Скитер на этот счёт было вполне определённое мнение, но разве можно ей верить?

От мыслей его отвлёк шум мотора. Выглянул в окно – автомобиль Эмелин как раз выезжал за ворота. Она уехала! Нет, это же просто...

Родольфус отошёл от окна, упал на диван. Его трясло.
«Ты сам разрешил ей уехать».
«Я... не думал, что она этим воспользуется! Что сможет так легко все забыть, отбросить меня, как ненужную вещь!»
«Сам виноват. А на что ты рассчитывал – что она вечность будет на тебя любоваться? Кому такой нужен! – у “внутреннего голоса” были интонации, как у Амариллис. И смех такой же: высокий, пронзительный, противный до тошноты. – Никому ты не нужен! Никому!!!»

Он бросил в камин горсть летучего пороха и выкрикнул адрес.

___
*Сниджет (англ. Snidget) — очень редкий и поэтому охраняемый вид птиц. Совершенно круглый, с очень длинным тонким клювом и блестящими, похожими на жемчужины глазами, золотой сниджет летает чрезвычайно быстро и может менять направление со сверхъестественной скоростью и умением благодаря вращающимся суставам крыльев. Перья и глаза золотых сниджетов стоят так дорого, что эти птицы были на грани истребления. К счастью, опасность была вовремя замечена, и вид стал охраняемым; самым решительным шагом была замена сниджета на золотой снитч в квиддитче. (Волшебные твари и где их искать)





@темы: оригинальные персонажи, низкий рейтинг, макси, Родольфус Лестрейндж, Поттериана, Возможность выбора, "Заморские гости"

Комментарии
2011-03-13 в 22:49 

katerson
Невыносимых людей не бывает - бывают узкие двери ©
оооооо
Родольфус за собой вины не чувствует, как я погляжу.

2011-03-14 в 04:56 

vlad.
Собственно, это всё
katerson , угу. :(
Гад такой.
Справедливости ради надо сказать, что он и на жену больше за факт доказанного вранья обиделся, а не за предполагаемую измену.

2011-03-14 в 20:47 

katerson
Невыносимых людей не бывает - бывают узкие двери ©
vlad_
Я его понимаю. я из-за этого с первым муем развелась. Я б тоже на это обиделась.
Главное - не попадаться.

2011-03-14 в 21:51 

vlad.
Собственно, это всё
katerson
Главное - не попадаться.
Это точно :gigi:

     

Книжные полки

главная